Музыка чая

Для меня Антон — человек с другой планеты. Когда он начинает рассказывать, какой чай как себя ведет, какие оттенки несет в себе, где и кем был собран, я отключаю мозг. Я слышу только мелодию голоса. Прислушиваюсь к звучанию чая, которое Антон передает своими описаниями.

Если замереть, можно почувствовать, как листья вызревали на солнце. Как сушились, выдерживались, упаковывались. Услышать журчание родниковой воды и почувствовать, как она согревается дыханием чайника. Ощутить подкожей тепло настоя и вновь окунуться в мелодию звуков.

Чай я выбираю, прислушиваясь к его музыке. Начинает ли она звучать во мне или, касаясь, проходит мимо. Готово ли мое сердце исполнять мелодию этого чая или сегодня оно звучит иначе.

Каждый раз возвращаясь домой с пакетиками волшебных звучаний, я знаю, что этот чай выбран для меня. Для меня сегодняшней. Звучащей как черносливовый терпкий улун или горошковая зелень свежего урожая…

Этот безумный мир выбрасывает людей.

Ты листаешь социальные ленты и касаешься судеб людей. А потом лента меняет ход и люди умирают. То есть где-то там, в реальности, они продолжают жить. Но ты об этом не знаешь. Не знаешь, чем они живут, какой кофе и где пили на завтрак, с какой ноги встали и встали ли вообще.

Исчезнуть из ленты становится равносильно физической смерти, потому что если тебя нет в пространстве интернета в режиме онлайн, тебя просто нет. Ты жив только для самых близких. И то при условии, что они просыпаются утром, уткнувшись в твое плечо и собственным телом ощущают, что ты дышишь.

Мы убили самих себя. Воспоминания наши — архивы записей. Чем ты занимался вчера, если на твоей страничке пусто? Ты существовал?

А иногда хочется.

Хлопнуть всеми крышками, выйти на улицу и подставить живое лицо живому солнцу, не начиная искать выгодный ракурс и правильную игру светотеней.
Иногда хочется накрыть красивый завтрак не для ленты, а для себя. И медленно наслаждаться вкусом, цветом, запахом поглощаемого, не упираясь в экран глазами и мыслями.
Иногда хочется встретить любимого человека не в сообщениях, а на пороге своего дома и вместо смайла увидеть лицо, вместо многоточия — помолчать в обнимку.
Иногда хочется оживить тех, которых соцсети похоронили умной лентой.

Иногда хочется.

Но потом вспоминаешь, что лента уже день молчит и никто до сих пор не спросил, как ты себя чувствуешь. И в этот момент ты ощущаешь, как лента хоронит тебя.

В твоей голове космос
В моей голове два
Мы выросли на погостах
Под сенью седого креста
Нам солнце царапало спины
Пока мы учились летать
Мы с вечностью были единым
Рисунком набитым на нас
Мы долго сдирали маски
Отращивали новую кожу
Пропитывались краской
Искали себе подобных
В моей голове время
В твоей — тишина и вечность
Мы выжженные капельки света
Парящая бесконечность

Дождь как тихий шепот небес
Мягко падает в выжженность лета
Гладит лес не совсем одетый
Любит всех.
Покрывает нагую негу
Растворяет обрывки света
Вспоминает что было детство
Любит всех

Выпей чашу до дна
Выверни наизнанку кости
Это рвется в окно луна
Петь одиночество
Просит побыть с ней
Танцевать со звездами
Сварю ей глинтвейн
Позову в гости
Будем отражать
Солнце ночью
Бегать по реке
Светлым ворохом
Пить на брудершафт
Прощаться в рассвете
Выворачиваться опять
Становясь светлыми

Ты странная, — говорили они, приглаживая мои квадратные кудри лопатой.

Ты будто с другой планеты, — расстраивались они, обрезая мои несоответствия.

Ты не выживешь здесь, — пугали они, заворачивая меня в колючую проволоку.

А я смотрела сквозь прозрачную листву на солнце и мечтала вернуться домой.

А я смотрела сквозь каменные лица и вспоминала, как бьется сердце.

А я смотрела сквозь время и дышала вечностью.

Я знала.

Мы все немного из другого мира. Иногда мы об этом помним.

Я сижу в переходе своей души
И играю рваный джаз
Между рассветом и закатом — ночь
Без глаз и без дна
Мимо себя я опять прошла
Оставив потухший след
Это вымотавшая душу огромная луна
А меня уже нет

Вьется веревочка, вьется. Нанизывает дни, события, годы. Ни назад обернуться, ни вперед впрыгнуть — висишь на одном узелке — удержаться бы.

Вьется веревочка. Прошлое прошло. Будущее не наступило. Хочется иной раз вернуться, да переломать до основания. А потом всматриваешься в настоящее. И только благодарить остается.

Вьется веревочка. Одно «если» на другое нанизывается. А сослагательных историй нет. Держишься за узелки, ползешь по ниточке. Прошлое прошло.

Я смотрю в твое лицо, прозрачное и в дырах мирозданья. В нем то проглядывают звезды, то шумит ветер. Воздух его чист и уютен. Свет — тепел и золотист.

Твои глаза бродят по вселенной и я не знаю, видишь ли ты вообще меня, даже когда смотришь в упор.

Сквозь тебя я ощущаю дыхание бесконечного. Ты, конечно, нездешен. Именно таких похищают и показывают вселенную.

Рядом с тобой я дышу этой вселенной.
Да и сама я — лишь полупрозрачный пришелец в этот осенеющий мир.

И доплыв до середины Днепра, вспоминаешь, что было время, когда ламантины летали, деревья были высокими, а небо бесконечным.
Проблемы были смешными. Решения быстрыми, вода теплой, люди родными.

Потом отпускает.

Переворачиваешь Гоголя. Вверх ногами его всегда интересней читать. А на полинявшей картинке вновь воскресают летающие ламантины. Значит и ты — воскреснешь.