Мостик

Мостик, я в твоих покрытых мхом ладонях
Я на середине и стою забыв про продвиженье
Слишком здесь красиво, тихо. Тихо
Даже птицы в тишине сложили крылья

Мостик, я стою, раскачивая бездну
Удержи в ладонях, унеси
Я прошла чуть меньше половины
По твоим истерзанным рукам

Мостик, я проснусь с тобою на рассвете
Обниму ладони и пойду держась
Мне б пройти чуть больше половины
И как страшно снова делать шаг

Берег тот покрыт туманной мглою
Ты и сам наполовину скрыт от глаз
Крепко я держу твои ладони
Ты удержишь и не дашь опять упасть

Все, что было раньше, испарилось
Берег прежний растворился в полумгле
Я стою на середине, и как прежде
Хочется лежать с тобой, а не идти

И собрав и волю, и безволье
И раскинув руки к небесам
Делать первый шаг наполовину
И ладони прижимать к своим губам

Мама. Инструкция

Зверь особо опасный с понедельника по воскресенье. Порвет пасть любому за ребенка и ребенку на всякий случай.
Превращается из ласковой кошки в разъяренную тигрицу за 10 секунд.

Лишенная сна и отдыха, делает это непредсказуемо и неоправданно. В остальных случаях — только при острой необходимости, степень которой определяет сама в зависимости от дня месяца, луны, солнца, кофе, поданного в постель, и прочих, неизвестных науке, факторов.

При аккуратном обращении мама выполняет функции воспитания, кормления, выгуливания и спатьукладывания ребенка в любое время дня и ночи без перерывов и выходных.

Если маме давать ежедневный отдых, то включаются функции «красивая жена» и «добрая мама».

Каждая модель заточена под свой тип отдыха, не указываемый производителем.

При взрослении ребенка у мамы подключаются новые функции — обучения ребенка, общения с подростком, изучения субкультур и проверки на себе оных.

Срок годности мамы при бережном использовании неограничен.

Выносливость, любовь и терпение проверены многовековыми тестами в реальных условиях.

Выноси меня
Вынеси
Принеси
К себе
Ветром обними
Выноси
Дай окрепнуть и научи любви
Вынеси меня
Выноси
Научи идти
Разговаривать
Слышать
Отдавать
Приносить
Выноси меня
Обними

Лето — это плыть
Сидеть у подножий креста
Взглядами ловить птиц
И провожать облака
Лето — это вперед
К вершинам и напролом
Пробираться и ползти
Оставив все на потом
Лето — это путь
От первой ноты в закат
На гребне волны полет
На острие счастья баланс

Крестовое лето…

У подножия креста тишина. Где-то внизу шумят моторки. Наверху — самолеты. Вокруг насекомые. Но если закрыть глаза, спускается тишина.
Глаза болят от солнца. Слишком много его и непривычно. На воде просто закрываю. Волны рассекаются солнцем. Подставить щеки и впитывать воздух. Кожей. Обугленной за несколько часов.

Ширяево. Хотелось иного маршрута. Но здравый смысл выбрал легкую прогулку.
Чада проводником карабкается в гору. Мама, иди полубоком, ступенька, еще ступенька, мама, спасибо, что подстраховываешь меня. Идет впереди, прокладывает путь и чувствует себя важной. Вниз — за руку и спокойно тоже. Удивляюсь, вспоминая прошлогоднее, и благодарю ее взрослость.

На лето природа становится вторым домом. Город — клеткой, из которой хочется на волю. Надышаться. Обгореть. Стать частью пятого Евангелия. Услышать, что птицы поют по-разному. Насекомых больше, чем городской набор. Заметить оттенки зеленого и голубого… Учиться видеть и воспринимать.

Исповедь мастера

Ты изливаешь душу полночи. Словно, специально подгадывая мой рейс, вагон и купе. Впервые я узнал тебя три года назад.

С тех пор я знаю о тебе все. С кем ты живешь и в каких позах спишь. Где у тебя родинка и сколько раз ты болел гриппом за прошлую зиму.

Ты — случайный попутчик, не отпускающий меня вот уже который рейс.

Я человек традиций. Езжу одним и тем же поездом. В привычном вагоне. В родном купе. Проводница знает, какой мне нужен кофе и во сколько меня разбудить утром. Сигареты — не больше двух за ночь. Чаевые — достаточные. Я езжу так 10 лет. 6 раз в год. Каждые два месяца.

Ездил. Пока не появился ты. Все в тебе — спонтанность. И этот тонкий запах перегара. И желание изливать душу ненужными подробностями. Ты весь — спонтанность и бестактность. Я откидываюсь на подушки и пускаю кольцо дыма. Сегодня с коньяком. Иначе ты совсем не возможен. Я не советчик. Не психолог. Я не люблю чужих историй и соплей. Мне плевать, получилось у тебя ее трахнуть или она сбежала, впервые увидев тебя. Но ты настойчив. От тебя не спрятаться. Только в коньяк. Ты смакуешь. Всхлипываешь. Обрастаешь историями.

Иногда хочется тебя застрелить. Но я слишком дорожу свободой, поэтому ствол лежит на дне кофра в бездействии.

Ночи с тобой бесконечны. Могли бы тебя отселить? Наверное, да. Но связываться с начальством не хочется. И потом, ночь скучна. Ты веселишь меня своей серой бледностью и вечным стремлением рассказать как можно больше. Я молчу. Всегда. Иногда киваю и затягиваюсь сигаретой. Сегодня их будет больше. Я устал от тебя.

— Проводник, проводите моего соседа в свободное купе.

Нет, я не бредил. Спал? Нет, ты не можешь быть лишь производным белого порошка. Я просто устал.

В следующий раз я лечу самолетом.

Обескрыленность

Где ты будешь, птица бескрылая,
Если я не взмахну крылом
Растворяется солнце сливочное
Перед ночным дождем
Плавленный свет светится
Окунаясь в ночную зыбь
И бескрылой птице не верится
Что она опять человек
И бескрылой птице хочется
Взмахнуть и лететь вглубь
Растворенного одиночетсва
И несказанных снов
А на утро сложив крылышки
Вдоль подбитых зимой мостовых
Обескрыленной хочется волком
На зашедшую луну выть
И никто не поймет, не оплачет
Обескрыленную тоску
То ли омутом путь маячит
То ль прикладом бьет по утру
Обескрыленная поднимается
И ползет по своим делам
Крылья медленно подрастают
В такт невысказанным словам

Вживаясь

Вчитываюсь, всматриваюсь, вживаюсь
Живу ли
Или молча бреду
В бреду, горячем как твои поцелуи ярким полднем
Днем
Завтра
Ты обнимешь и я останусь
Утону
Устану
Встану
Найду выход и дверь
Закрою с другой стороны
Чтобы мог дойти только ты
Потом
Когда решишь жить
А не брести
Вживаясь
Всматриваясь, вчивтываясь и теряясь
Обнимая одними губами
Чтобы больше никто не видел
Не понимал
А мы
Роняли смыслы в бездонность
Рвали души на части
И всматривались друг в друга
До глубины колодцев
Распахнутых душ

Возрождаясь

Отрезаю лепесток горячего хлеба. Сыр. Зелень. Холодное мясо в специях. Обед холостяка около открытого в майскую листву окна. На подоконнике случайно собравшаяся зеленая композиция — цветы в горшках, на удивление живые до сих пор, зеленое яблоко, авокадо и букет каких-то полевых ароматных собранных вчера чадой — просто и бесконечно мило.

Мы бежим с чудой через новый фонтан. Попадаем под струю и хохочем, оказавшись на сухом пространстве. А потом — еще и еще. Пока не сгущается вечер.

Открываем сезон. Гуляем почти все время кроме сна и обеда. Босиком по песку в закате. Привычный маршрут, без которого вечер становится пустым и пресным.
Золотой бор. Смола и птицы. Я бы там жила…

А ЧадоЧудо незаметно выросла. Умеет играть сама. Придумывает игры, истории, правила. Внезапно сама полностью оделась — сотворив даже прическу, подобрав себе одежду… Она переламывается, а мне нравится большая. Та, с которой можно по-взрослому говорить, идти, размахивая руками, дурачиться, осознавая игровой момент… С ней легче и интереснее. Возможно, новорожденные — это волшебно. Но мне нравится этот подрастающий комочек…

Ночь. Ты ворвешься в меня однажды
Ярким светом своих огней
Протянешь лунную руку
Я поднимусь по ней
В твою прохладу и свежесть
В твои объятья неслышного ветерка
Буду идти и по небу
И доставать облака
Тихо приветствовать звезды
И обнимая тебя
Знать, что отныне возможно
Быть собою всегда