Мне бы…

Поцелуй меня, если сможешь
Карандаш не остыл в левой руке
Я сегодня готова на многое
Но буду клубочком и вне
Мне бы
Босиком по траве бежать
Сидеть на краю реки
Пить ладонями из родника
Слушать незнакомых птиц
Мне бы
Идти по полям, срывая колосья
Заплетая венок из душистых трав
Обнимать чуть дотрагиваясь
Чтобы не обжигать кожу
Быть немного похожей на ветер
Гуляющий в облаках
Мне бы
Крылья расправить на вершине гор
Соколом острым бросаться вниз
Кожей чувствовать день и ночь
Растворяться в солнечных лучах
И ловить лунный свет
Мне бы
Слушать журчанье ручья
Арфу, скрипку и саксофон
Мне бы
Стать собой и навсегда
Сбросить маски и выспать сон

#приветДжойсу

Где-то тонкой скрипкой заливается Тютчев.

Пусть это будет поток сознания. Слишком не пишется второй день. Точнее пишется. Но не то и не так. Из неоконченного за пару дней можно составить небольшой сборник и застрелиться. Опустим.

Не пишется. Не думается. Жара плавит мысли. Пот крупными каплями предательски ползет по спине. Хочется поселиться в душе.

Рахманинов. Симфонические танцы. А что еще слушать, когда не пишется?

Вымотать душу до основания. Чтобы залить в нее свежих мыслей. Ночью непременно. Потому что днем все плавится. Асфальт прилипает к подметкам. Лето, которое не ждали. Ждали. Но спокойнее. А оно травит.

Закрыть глаза.

Ночью снились пытки. То ли мученические, то ли не очень. Проснулась с почти криком. Срезали кожу. С ноги. Кусочками надрезали и оставляли висеть. Очень вспомнились все эти славянские, и очень красивые, про «стружему бывшу». И очень не захотелось.

А потом плавленый мозг, подзабытая масала. Чада на кассе объясняет: а мы сейчас будем варить масалу. И есть мороженое. Да-да. Масала и мороженое. И киношка. Бибисишные зверики.

И вот сейчас чада спит, в ушах Рахманинов. А не пишется все равно. 100дневка на паузе. На паузе все. Пора в леса, поля, к воде. Созерцать.

Пеппи&Полианна

Мы с ЧадоЧудо слушаем до дыр книжку про Пеппи. И знаете, что я вам скажу?

Пеппи — это вариант Полианны, подходящий для реальных детей. Вы таких как Поллианна часто видите?
Ладно, как Пеппи тоже не каждый день.

Но.

Ближе к среднестатистическому детенышу все-таки она.
И радуется она тоже не пойми чему, вроде как Поллианна, но ей веришь.

Знаете, что в детской книжке действительно нужно?
Доверие персонажу. Он говорит и ты веришь. Он делает и ты знаешь, что в общем-то тоже так хочешь/можешь.

И.
Я не против Полианны. И смысл хороший.

Но.

Не верю.
А вы?

Когда нам всем немножечко за тридцать
И по реке идет корабль неторопливый,
Мы разбавляем красотой его мотивы,
А дни становятся короче ближе к ночи.
И тридцать лет спустя становится сильнее
Пронзительность, растрескавшая души,
Корабль ускоряет промежутки,
И тени по утрам не так длиннеют.
А следом новых тридцать, и препятствий
Становится бессчетная громада,
Рассветы позже, ночь спускает саван
Из мыслей и чужих воспоминаний
Еще по тридцать? Разве столько можно?
Лишь если на минутку очутиться
Рассветы стали всем, года исчезли
Мир стал подкожным дымом,
Здравствуй, юность

Настроение — Русалочка

Я убью тебя, милый, можно?
А потом расскажу другой,
Как русалочке было сложно
Быть немой.
День за днем проходили в молчаньи,
В волосах родилась седина,
Ноги колом все время вставали.
Неужели судьба?
Ты был слишком во всем. Нож над шеей…
Слишком выбор сегодня суров.
Растянусь под тобою пеной.
Буду морем.
Без слов

Опускаю ладони в зеленый рассвет,
А потом в пунцовый закат.
Я бескрайня тобой, твой раскатистый смех —
Это точка под сизой луной.
Мне ладоней твоих ни обнять, ни забыть.
Тело чувствует через века
Твой огонь подо льдом, маски колющий свет
И лучистость в твоих глазах.
Ты бескраен и тих, в панцирь чувства одев,
Ты шагаешь по строгой прямой.
Обнимаю тебя, твой придуманный смех,
Не пытаясь менять твой покой

Трещинки асфальта.
Тени.
Тишина.
Мы идем по гребню бытия
Канатоходцем без страховки.
Здравствуй, вечность.
Мы художники,
Которые рисуют из себя,
Изменяют воздух и пространство.
Часто «нет» всего лишь «да» сквозь время,
Принесенное творцом.
Итогом будет трещинки асфальта,
Тишина и тени

Тренинг. Ошиби другого

Не дай себе шанса

У тебя все хорошо? Солнце в штанах и бабочки в животе? Хочешь спасти и обнять весь мир?

Этот тренинг для тебя!

Всего лишь за три дня интенсива ты научишься из «состояния бабочек» уходить в глубокую депрессию и искать мыло с веревкой.

Ты сможешь выносить мозг себе и окружающим.
Твое настроение будет прыгать из плюса в минус и обратно за 60 секунд.
Ты будешь заражать своим состоянием окружающих и вести их эмоции за собой.

Заинтересовался?

Прямо сейчас записывайся на трехдневный интенсив. Скидка действует три часа с момента прочтения. Просто напиши мне и сможешь потратить 5000 р. вместо 7500 р.

Старт через неделю. Торопись!

Сигарета в руках
Как последняя обнаженность
Только дым и ты
Рассеивающий время
Ты снимаешь шкуру
Как душу
И вешаешь на крючок
На время
Ты конечно вернешься еще
В ее старые дыры в заплатах
Ты конечно наденешь еще
Непокойный ее покой
А пока обнажив до костей все нутро
До утра понедельника будешь
Рассеивать время
Только дым будет ласково греть
Пустоту дробленых костей

Мой город

«Я люблю этот город вязевый…» — в который раз пропеваю я, с тоской поглядывая на степные пыльные улицы своего рвущегося, но не дотягивающего до столичности, города.

Этим летом все иначе. Чемпионат сменил привычные маршруты. Выправил сам воздух. И город стал иным. Пешеходно-тюремным. Очаровательно-странным.

Ноги не спеша проверяют пространство. Вглядываются в зарешеченность и полицию по углам.

Этим утром я иду по середине дороги. Раскинутые руки сегодня не упираются в стены каменных джунглей. Нет привычной машинной гари…

Я дышу городом, солнцем, изгибисто прорывающимся сквозь углы домов, пустотой, накрывающей и опутывающей… Где-то ходят фанаты. Толпы людей зажигают за полночь на площади. А я плыву по утренней городской тишине и наслаждаюсь пешеходными тропами…