Вечерний и хулиганский бег по ассоциациям

Плотный пуэр медленной струей льется в необхватную чашку. Любимую. И огромную. Есть в ней какое-то очарование. В этой неудобной форме, солнечной желтизне, жизнерадостности…

Широкие глотки. Еще один наркотик. Вечера субботы. Утренний наркотик — мате. Ты медленно пьешь и просыпаешься. А вечер субботы — неторопливый пуэр. Это так говорится, неторопливый. Потому что образ сразу емкий рождается. Так и видишь перед глазами плотность и вязкость хорошо заваренного чая.

Чувствуешь, как он спокойно льется. Не журчащей струйкой, а как венозная кровь — вальяжно, с чувством, опустошая (или наполняя — смотря с какой стороны) вену и теряя сознание.

Мир вокруг тоже уплотняется. Образы становятся ощутимее. Смотришь и словно трогаешь глазами. Форму, шероховатость, звучание. У вещей появляется звук. У каждой — свой. Машины за окном целуют асфальт. Ветер обнимает деревья. Цветы пробивают землю. Масло проникает в кожу и устраивается поудобнее.

Масло. Кокосовое. Оно везде. На волосах, коже, в желудке. Обволакивает. Пьянит ароматом. Дразнит мягкостью.

Вспыхивает сигарета. Ванильный аромат заполняет пространство, пропитанное кокосом и пуэром. Дразнит читателей. Натуральная ваниль всегда дразнит. И ломает голову. Проходит сквозь поверхность кожи и замирает где-то около ощущений. Пряная теплая ваниль.

Еще корица. Палочки. Гвоздика и кардамон. Щепотка имбиря и мускатного ореха — будет глинтвейн. Зимний. Ну и пусть. Этим апрелем можно все. Даже зимний глинтвейн. Под свечи и джаз.

Джаз тоже бежит по венам. Вместо крови, вытекшей вслед за пуэром. Теперь я растворяюсь. Остается тело. Наполненное пуэром и джазом. До утра.

FacebookVKTwitterGoogle+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *