Время сеять

Прошел период плющенья и жатвы
И снова сеять наступает время

День — кач. Вставить в уши наркотик, заварить пуэр. В половине одиннадцатого вечера. Чайные люди поймут. Неделя поэзии, зелени, больных ног, фотографий, странных ощущений и открытий.
Строчки текут быстрыми пальцами в evernote, на бегу, прищурившись, чтобы хоть немного видеть бликующий на солнце экран. Дома перечитать и исправить опечатки через слово — когда-нибудь я научусь писать, попадая пальцами на буквы.

Понедельник на берегу. Что-то было уже сказано. На чем-то хочется остановиться вновь. Дома. Впервые за долгие годы я делаю банальнейшую вещь — делаю то, что хочу… В какой-то момент поднимаю голову, вижу вокруг разговаривающих и периодически жующих людей и в стороне, пока без толпы вокруг, группу поющих. Сажусь рядом с ними и замираю. Вот теперь я дома. В сухой листве, среди наверняка ползающих звериков, с обугливающейся под солнцем шеей — я не замечаю ни неудобной позы, ни чего-то еще… Смотрю в никуда и слушаю гитару. И что-то поемое. И ощущаю себя абсолютно счастливой этими минутами.

Среда. «Пришла пора закрывать гештальты. И делать взрослые выборы. Не опираясь на мнения десятков других…
Детский центр вновь встает передо мной и внутри зажигается желание работать, которое гасится так же внезапно: ты же понимаешь, что это самое временное, что здесь по щелчку может все измениться в любой момент. Поэтому нельзя приходить насовсем. И с желанием свернуть горы. Временно помочь — да. Не более. Закрыть незавершенное тогда. Сделать то, что бросила, поставив личное выше дела…»
Эти мысли записываю, как и все, на ходу. А потом утром, привычно пустым в 5 часов городом, иду и размышляю, ставлю себя в эту ситуацию и каждой клеточкой осознаю, что я не хочу. Много «не хочу» сливается в этот момент внутри, а потом рождается «хочу». Причем так ярко вырисовывается, что я становлюсь благодарна этому предложению, от которого отказываюсь, но которое предельно высвечивает желания.

Но четверг проходит не под знаком дел. Видимо, что-то еще должно высветиться. Четверг — день Мунка и Дрейера. Пьеса «Слово». Днем, частично на ходу, в текстовом варианте. И вечером кино. Не перестаю говорить о своей нефильмовости, невозможности сопоставлять с другими мастерами и произведениями. Не зная фильмов масс-маркета окунаться сразу в высокое кино. Быть может так и лучше? Черно-белые диалоги, которые и не диалоги вовсе, а разговоры о Боге, которого здесь нет. Ужас марионеточности, отсутствие воздуха и пространства. Я делюсь впечатлениями словно туземец, прибывший на большую землю и ни разу не видевший кино. Кажется, что персонажи наступают на пятки — так близко они в полный рост к тебе. Хочется отпрянуть назад, распахнуть все двери и окна и все ждешь развития диалогов. Ждешь, что они сейчас услышат друг друга, включат логику диалога, станут дорисованными, законченными. Обнимание со всех сторон темы Бога при абсолютном отсутствии Его в жизни говорящих. Бог превращается в будничный обычный предмет. И поэтому цитаты из Писания так бьют по ушам, так неуместно выглядят среди этого деления «своего Бога» на части, среди принимаемых за Него решений. Страшный фильм.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.