Выбор середины

Завернувшись в теплый плед, она сидела на кухне, медленно потягивая огненный кофе и покачиваясь в такт своим мыслям

Одиночество и единство. Одиночество как обособленность от других людей и, в конечном итоге, от Бога. И единство как совместность, соединенность со всеми и, в первую очередь, с Богом.
Удивительно, как из одного и того же корня получаются противоположные смыслы.

Тотальное безразличие опять захватывает всю меня. Безразличие настолько, что, кажется, попади сейчас в руки волшебная палочка, исполняющая любые желания, я бы долго стояла, перечисляя все возможные «хочу», не решаясь ею махнуть, а потом отложила бы в сторону и сказала «да не хочу я ничего на самом деле».
Когдатошнее дрожание крыльев исчезло.
Когдатошнее желание меняться исчезло.
Очень много всего исчезло.
И вот сейчас вдруг, после какой-то череды достаточно ровных и спокойных и в целом радостных дней, родилось опять даже не безразличие, а какой-то бездумный автоматизм жизни.
Ты встаешь в привычные 5 утра.
Привычно выбегаешь на улицу, даже не начиная радоваться, потому что все уже привычно за год.
Привычно идешь по привычным улицам.
Привычно прокручиваешь что-то в голове и даже особо не замечаешь ни пения птиц, ни встающего где-то за домами солнца, ни людей, изредка попадающихся навстречу.
Потом также привычно, не замерев на прощание пред входной дверью, ныряешь домой.
И привычно встраиваешься в утренний марафон — приготовить завтрак, на ходу и тоже автоматически, продумывая, какие специи положить в привычную кашу, сделать зарядку, выпить мате, собраться, выйти из дома второй раз…
Серая масса, которая, вроде бы, ровная, отработанная, достаточно спокойная, удобная и в то же время настолько вымораживающая существо своей однообразностью и повторяемостью, что хочется то ли выть, то ли махнуть рукой и, словно сметая с шахматной доски фигуры, смести весь этот порядок дня. И все привычными маршрутами изо дня в день. Улицы, на которых, кажется, скоро появятся отпечатки моих шагов и какое-то очень далекое, едва уловимое желание, чтобы этот привычный уклад сбился. И сразу же останавливаешься в этом желании, ибо сбиться он может по-разному, а пока все ровно, может пусть и идет? И неважно, что оно уже комом в горле стоит в своей однообразности, все неважно,а впрочем хочется что-то изменить…

И здесь бы закончить, следуя логике повествования, но ведь неделя была насыщенная. Настолько, что получилось занять утро фотосессиями, вечера — интересными встречами, впрочем, тоже привычными, что-то написать, что-то сделать…

А еще пара слов о свободе. Царской свободе выбора, которая нам дана, которую мы изо всех сил стараемся подарить какому-нибудь «взрослому». Только взрослый этот — я. А тянуть все — нет сил.

Утро субботы и, опять-таки привычно, читаю Евангелие. И на каком-то внесловесном уровне осознаю фразу «раб греха». И по-новому чувствую свободу. Именно как свободу от греха, от того, что держит тебя, мешая свободному выбору в разные моменты жизни, от того, что в принципе тебя держит…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.