Георгий Иванов и немного вечера.

Петербургские зимы. Прозрачная проза Георгия Иванова. Который сейчас становится сознанием в ряд с Кафкой и Камю, Хемингуэем и иже с ними. Умеющими так спокойно говорить о ужасах мира.

Я совсем не жду тебя. Чайник остыл, чай выпит. За окном птицы после дождя радуются воздуху. Ты молчишь и я совсем не жду тебя.

Ахматова. Говорили, мы похожи. Угловатостью профилей, нотками незаметного надрыва. Если бы я выбирала эпоху, то точно бы выбрала серебряный век. Или 60-е Парижа.

В те дни талант пронизывал пространство. Мир пьянел поэзией и творчеством. Вакханалия искусства. Вы говорили, нам пора расстаться, что вас измучала моя шальная жизнь… Мир шалел. Потом умер. И умчался пароходом последних. Я была бы там на месте. Наверное.

Я не жду тебя сегодня. Свечи оплавились. Вино выпито. Слова бисером легли в положенные строки. Одежда выстирана после ливня. Я обнажена и спокойна.

На доске нацарапано «Кандинский». Перечитать непременно его теорию цвета. И рисовать в упоении. Только цветом рассказывая смыслы.

Я сегодня тебя не жду.

FacebookVKTwitterGoogle+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *