Живые и мертвые

«Живыми и мертвыми обладаяй…»

Текст был знаком и привычен. Йорк мог процитировать его к месту в любое время суток, но сейчас строчка меньше всего вязалась с происходящим.
«Живыми и мертвыми обладаяй…»
Эти ли мертвые, день за днем наполнявшие улицы, имелись в виду. И если это они, то почему?
Йорк не любил ситуации без ответа. Не любил третьих смыслов. Все должно быть четко, по делу и к месту. Эти мертвые, да и оставшиеся живые, к месту не были.

«Чаю воскресения мертвых…»
Если тело встала, где душа? Йокка смотрела на свои руки в разводах, кости цвета мглы. Где душа?
Мир сыпался. Сначала смерть. Потом восстание. Воскресением это называть было странно. Слишком страшно выглядело это «вос-?»

Йорк смотрел в окно. Йорк боялся. Йорк прятался в тексты. Изучал архивы. Искал ответы. Но каждый манускрипт выдавал только одно: «Живыми и мертвыми обладаяй…»
Йорк вышел. Улица звенела голосами новых. Мир разделился на две половинки: монохром и цвет. Живые и мертвые.

Йокка хотела жить. Она всегда хотела жить. Жить, когда жила. Жить, когда умирала. Жить сейчас. В мире, разделенном на две половинки: монохрома и цвета. Живых и мертвых. Знать бы еще, кто она теперь

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.