Короткая История О Некоторых Длинных Жизнях

Илья Аронович был степенен и нетороплив. Немного картавая р, тонкие черты лица… когда он принимался рассказывать, вокруг собирались десятки слушателей.

— И вот я остался один, — начинает Илья Аронович новую историю. — Весь отряд ушел по одному. И ни один не вернулся за мной. Дорог протоптано не счесть. А впереди неизвестность…

Глаза Ильи Ароновича загораются, интонация то убаюкивает, то кричит. И совсем непонятно, то ли перессказывает он любимого писателя, то ли сочиняет на ходу, то ли было на самом деле.

Мы познакомились с ним в один из таких рассказов. Тоненькая девочка с зелеными прожигающими глазами, я впитывала каждое его слово, а вечерами записывала в дневник. Получалось по-своему.

Долгими зимними вечерами, когда ветер касается костей, а солнце будто и не вставало, я забиралась в его уютное кресло, укрывалась пледом и слушала его бесконечные истории.

— И я стоял, стоял около этой стены и не понимал, почему все плачут, почему мы скорбим, а не радуемся об исполнении пророчеств. Я ушел к кресту и видел, как меня обнимает Распятый.

Илья Аронович любит поговорить. Я — помолчать. Мы могли быть прекрасной парой, окажись между нами разница лет на 20 поменьше. Он, кажется, был всегда. Волосы его отказались седеть, морщины лучами расходились по лицу и украшали с каждым годом. Он был всегда.

Я приходила к нему, когда было плохо. Когда было хорошо. Когда вместо дневника стала писать для всех. Когда хотела поддержки и лучистых глаз.

Перечитывая мое, он повторял одно и то же: «Смотри сердцем, девочка, сердцем».

Мы не виделись уже давно. С каждым днем наши встречи все дальше. С каждым днем Илья Аронович все ярче проступает сквозь строчки. И так же шепчет: «Смотри сердцем, девочка, сердцем».

FacebookVKTwitterGoogle+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *