Лицензия на жизнь

Неба в алмазах не случилось. Да и с чего бы.

Пустыня казалась бездонной и Анка порядком устала. Угораздило же нас родиться в один день.

В 21 раньше разрешали пить и философствовать. А нынче — сразу гамлетовское «быть или не быть» и прочие безумные глаголы.
Отсюда, конечно, никто не возвращался. Но оставаться еще в этом безумном мире, пропитанном системой, чипами, высочайшими разрешениями верховного безумца…

Я выбрал небытие. Верил, что здесь — иначе. Ведь миру мертвых всегда противостоит мир живых. Мир мертвых — там. Я ни разу не сомневался. Великие исчезли. И остались мертвецы, которым удобно не принимать решения, есть по расписанию и сношаться в разрешенные дни.

Выбрал бы я небытие, не попади я лет семи в развалины того дома? Не знаю.

Вместе с Анкой мы наткнулись на несметные сокровища. Книги и музыка живых. Тогда мы поняли, что в 21 возьмемся за руки и уйдем.

И вот — пустыня. Анка устала. А мы до сих пор не услышали серебряного смеха колодца. Неужели это обман? И выбрав «не», мы его и получили?

Крис обнял девушку: знаешь, даже если нам придется идти 40 лет. Даже если в этой песчаной безбрежности не найдется нашего берега. Даже если десятки тысяч лун пройдут мимо, мы найдем. Отсюда не возвращаются, значит у нас есть «впереди». И вечность на двоих.

Вдали серебряно засмеялся колодец.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.