Между фотоаппаратом, компьютером и Волгой

Ступеньки вниз подсвечены маленькими огоньками. Мы спускаемся с чадочудо в царство полумрака и спокойствия. Литр белого чая, маленькие пиалашечки, роллы, лампа над длинным столом… Давно обещанный заход в кафе воплотился внезапно и хорошо.

Фотонеделя. Сестра в ожидании чуда, почемучки на старте во взрослую жизнь… Мокрая в мыле, непривыкшая к фотомарафону под закрытые окна, ползком по полу, берущая интервью, только бы поймать взгляд в камеру… Такими были два первых дня. Сменившиеся бесконечной обработкой кадров. Глаза и силуэты. Черно-белое, зелено-коричневое, ярко-естественное… цвета фото на выходе.

Среда и день барабанов. Малое стадо отчаянно держит ритм песни о мире…

Потом наступает оцепенение. Я окунаюсь в него и не хочу ничего. Все возвращается в предыдущее безразличие.
Для чего я в этом мире. Есть ли во мне смысл. Нужна ли кому-то просто я…
Процентов 90 людей, которые мне звонят или пишут чего-то от меня хотят. Не спрашивая, удобно ли мне, левой пяткой придерживая телефон, разруливать их проблемы.
История с фотографиями кольнула болью и тоже ушла в безразличие. Даже на иронию нет сил, а ведь можно было в духе «стакана воды» фразой как каленым железом пройтись…

В момент, когда рушатся мечты, так хочется плечо. Встать. Быть сильной. Просто быть.

Всю неделю ноют ноги. Боль родом из детства. Раньше мне говорили, что это я расту и колени не успевают, или торопятся, кто их разберет…. Может, нужно подрасти еще чуть-чуть?)) И всю неделю стараюсь ходить, подставляя щеки проснувшейся весне, внезапной как и всё в степном Поволжье. Вновь шагомер уверяет, что за последние полдня я шла около сотни минут. Из них не меньше половины хромая на обе ноги. Об этом он, разумеется, умалчивает…

Воскресенье и знакомство с Андреем Кочергиным. Лучше один раз услышать, чем сто раз рассказать. Услышать и увидеть живого человека. Пока тема жизни во всей полноте так актуальна для меня, Господь посылает примеры живых…. Ты стоишь в метре-двух и чувствуешь, как тебя бьет этой волной жизни, заостряя твою мертвость. А потом ты выползаешь на улицу после почти четырех часов и на тебя обрушивается шумящая зеленью весна. И ты понимаешь, что жизнь есть. Везде. Осталось ее возродить внутри себя…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.