Москва

Зарисовки на полях работающего муравейника.
Я б не выжила. Они и не выживают. Живут. Жизнь — работа. Отдых — работа. Движение и много мужской энергии. Во всех. В каждом миллиметре Москвы.

Вдохновение прячется под прессом спешки. То, что удалось — отрывочно, несвязно и странно. На полях полей.

Моя Москва.
***
Романтика поезда
Чай в подстаканнике
Колеса на стыках
Напоминанием
Как стрелки часов
Отсчет неминуемый
Минуты становятся метрами между
Ты будто бы рядом
Но рядом исчезло
Ты держишь ладони
Целуешь навеки
Купе закрывается
Вертится время
***
Вся наша жизнь — рельсы.
Поезд. И белка, курирующая между вагонами.
Тихий кач каждого стыка с реальностью.
Фонари пустошей, окна городов.
Поезд мчится по ночному беспространству.
Здравствуй, родной, — шепчу я проводам — они донесут весточки до тебя быстрее мобильных ветров.
Твой маршрут иной. Люблю наши пересечения. Рельсы набегают друг на друга. Мы рядом. Сколько? Разве есть время в вечности?
Здравствуй, любимый! — кричу я ветру. — Он донесет быстрее прочих.
Словно касаюсь тебя шелестом осени.
Завтра моя осень будет новая. Пропитанная мокрым снегом и атмосферой. А моя частичка будет идти рядом с тобой. Не половинка. Рядом.
***
Этот город петляет переулками
Большой. Малый. Поворот. Еще и еще. Крошечные тротуары. Узкие улочки. Карту смотреть бесполезно. Скверы внезапны. Храмы старинны. Почти ноябрьское солнце холодно и бледно.
***
Моя Москва — это петли,
Кудрявые крыши храмов,
Моя Москва — старинность
Каждой стены
***
Мостовые моей Москвы
Ходят петлями не по карте
Я иду разводить мосты
Шаркая от усталости
Пряный воздух переулков
Скверы, вырастающие как грибы
Моя Москва соткана проулками
Прогулками вокруг реки
***
В этом городе нельзя жить
Только набегать кочевно
Он выматывает души своих
И отдает их приезжим
***
Храмы есть теплые и родные.
А здесь — европейская монументальность. И величие Творца падает откуда-то из-под купола. Играет классика. Альбиони? А потом, наверное, Рахманиновские песнопения. И это тоже не Москвой пахнет. Уголок Питера посреди Замоскворечья.
***
Облака как горы клубятся серыми громадами на фоне желто-зеленого заката, а справа уже стемнело. Рыжие редкие фонари и трасса.

***
Все меньше публичности во мне.
Плед. Горячий чай.
Хочется домой. Серый воздух аудиторий. Свежий и ледяной — территории. Сосны. Пряная листва. Река.
Но хочется домой. Бежать по песку в обнимку. Сидеть на подоконнике с книжкой. Спать на родной подушке.
Хочется домой. В атмосферу дома. Кастрюлька на плите. Ароматный ужин. Не на выбор, но свой и от души. Держать за руку. Кормить друг друга.
Хочется домой. Фильмы в обнимку. Сухое вино. Спину в надежные руки.
Хочется домой.
***
Снег. Фотографируют, словно видят впервые. Первый снег. В банановой республике.
***
Между сигаретой и храмом Христа
Припорошенный снегом путь
Самолеты, похожие на облака
Кучевые пролеты дум
Лысый лес, желтый хмель
Грустно-сосенный рай
Развернулась дорога домой
Припорошенный снегом нераспятый край
Кучевая гряда облаков
***
Рясы. Кресты. Платки. Душно. Не хватает воздуха и жизни. Запертая в четырех стенах душа рвется на волю. Выжженные женщины. В них или сильное мужское, или убитое женское. Общение — в каторгу. Улыбаешься подрясникам. Ищешь живых. Они дополняют. Обмениваются. Остальные выжигают.
***
Свернуться клубочком на дружеском плече.
Я буду твоей девочкой на эти 10 минут?
Чтобы почувствовать себя девочкой, надо рядом мужчину. Который дышит мужским. Который мыслит мужески. Который смотрит на тебя и видит в тебе женщину. Девочку. Кошку.
Свернусь клубочком на плече. Вспомню, что девочка. Пойду дальше. Нежная и тихая
***
Нежная и тихая. Вернулась в простор полей. Обняла мысленно. Нежно. Каждое.

FacebookVKTwitterGoogle+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *