Найти себя

Очки залепило мокрым снегом и я шла частично на ощупь, параллельно вспоминая глаза-буравчики и события этой недели. Ветер тишины и размышлений то и дело пробегал в голове, шевеля мыслями. Мысли выстраивались в какие-то ряды, кружились в хороводе и вновь исчезали, но тишина все равно не появлялась. Хотя недавно, еще несколько часов назад, она вдруг очень ясно встала внутри меня. Эту тишину очень хотелось пить и очень хотелось сохранить, но она, конечно, исчезла. Как тогда в Лавре, когда ею вдруг накрыло. Это не моя тишина. Это тишина, которая дана сверху.
Удивительная неделя. Удивительная в осознании очень многих вещей. Ощущение, что всю неделю я что-то пишу. Пишу-пишу-пишу. Но, наверное, не готова пока изливать эти мысли сюда, в заметки на полях. На полях, но не на лоскутах души. А пока это всё передуманное бьется какими-то отрывками в сердце. Словно у меня в руках множество смотанных, спутанных клубочков, которые нужно распутать по отдельности, но одновременно они — цепляющееся друг за друга единство.

Вокруг предновогодняя суета, которой я не замечаю. Единственный ее маркер — первый утренник у дочери, но пока, в моем сознании, он движется где-то мимо и не воспринимается событием вселенского масштаба.

Понедельник. Полюбившиеся татианинцы и «Жизнь как чудо» Эмира Кустурицы. Я не киношный человек. От слова совсем. Для меня фильм — часа полтора ненавязчивого сюжета, возможно, с парой интересных мыслей.
Спускаюсь в цоколь и упираюсь взглядом в проектор, на котором что-то происходит. Сколько времени происходит — не знаю, что именно происходит — тоже. Минута, две, десять. Гуськом покидают помещение представительницы прекрасной половины. Уперто продолжаю смотреть, ежась местами от непривычности, пытаясь собрать воедино сюжетные кусочки, понять, о чем оно. Сейчас, спустя почти неделю, фильм внутри как вино настоялся и вдруг хочется еще…

Вторник. Глаза-буравчики напротив. Бывают разговоры, которые происходят в нужное время. Стать целой и живой — максимы дня.

В наушниках полюбившийся Эстас, в теле мягкий кач, в голове мысли, льющиеся на бумагу.
Разбитый чайник. Такая банальная вещь тоже окунает в размышления. Изучить перед покупкой нового с десяток сайтов о чайниках. Закрыть глаза и понять, для чего нужен новый чайник. Станет ли он для меня второй тыквочкой, которую нужно холить и лелеять? Или будет общим предметом быта? Стоит ли искать глину, ручную и натуральную, или мне ближе любование летающими чайными листьями в стекле?
И, словно в продолжение темы прошлой недели, опять натыкаюсь продавца, не желающего продавать, не разбирающегося в товаре. Почему? Или я излишне придирчива?

Четверг. Синее небо и солнце, залепляющее глаза. Я сбегаю к Волге. У меня минут 15, которые надо не стоять, а бежать. После прошедшего снега нет тропинок. Белая пустыня и ни души. Включаю диктофон и быстро наговариваю всё, что рвется внутри. Пятнадцать минут возрождения, окунания в себя…

В этой безбрежности и безграничности стучат ответы на все вопросы —
Бескрайние волны рассказывают о вечном.
Бежишь, но слышишь, что они говорят.
Ветер, снежные волны, голубой лед и белое солнце.
Без следов.
И только полной грудью дышать.
Здесь больше не нужен никто, потому что ты обретаешь себя.
Ты с собой.
Единение, свет бьет по глазам и слезы из глаз, как когда встречаешь рассвет,
Ловишь мгновения, раскрываешь руки и обнимаешь мир.
Ты — тоже творение. И мир сотворен.
Ты кусочек мира и ты такой же мир.
Тебя больше не нужно дополнять.

И горы снега под ногами, а ты в целости, целостности, безграничности, безбрежности.
Словно песчинка, но ты часть этого мира и ты сама мир.

И вдруг я — это только я
Не жена, не мама, не сотрудник —
Просто я
И не нужно ничего делать, ничего знать.
Ловлю холодные лучи солнца на своих обледенелых щеках,
А глазами упираюсь в бескрайнее
И ничего не нужно —
Ни мужчин рядом, ни надежных плеч.
А потом все исчезает и я вновь становлюсь каким-то обломком этого мира.
Почему.
Здесь бежишь, бежишь, бежишь и мир безграничен.
И ты чувствуешь, ты себя чувствуешь каждой клеточкой себя.
И поэтому горы, и поэтому рассветы
И ты уже не знаешь, идешь ты по воде или по песку —
Ты идешь по белой пустыне
И тебе не на кого опереться, тебе не от кого отзеркалиться —
Ты либо идешь, либо мертва.
Потому что по пустыне половинки не ходят, ты должен быть целым.
Бескрайним.
Как ночью, когда ты сидишь и встречаешь рассвет и больше никого нет.
И либо ты целый, либо тебя нет.
Ты каждый момент жизни выбираешь,
будешь ли ты собой или будешь зеркалить других,
дополняя себя и умирая вновь и вновь, теряя отражение,
пока не исчезнешь совсем…

И вопросы, поставленные пятницей. Кто в центре моей жизни? Кто является целью моей жизни. Повешено в воздухе и ждет осмысления.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.