О любви. Наверное

И реальность рассыпается , ибо абсурдна.

— Знаешь, — я сижу на подоконнике, ем вишню, и косточки когда-нибудь вырастут в вишневое дерево на голове северного оленя, случайно прошедшего под окнами,а потом встретимся, и я буду есть вишни, обнимать его за шею, и мы помчимся в замок Снежной королевы. Писать из льдинок слово «вечность» и топить лед сердца жаром молитвы.

А пока лето и задолго до дерева. Кая нет. Не было и не будет. Розы завяли, хоть и не куплены, не выращены и не подарены. А в голове приятная щекотность мыслей.

Подоконник немного шершав и уютен. Плед тепл, а августовские вечера так аккуратно прохладны, что без пледа смотреть на звезды — безумие.
Созвездия складываются в слова. Мне так понятней. И мы разговариваем со звездами. Я спрашиваю, а они пишут. Мы дружим. А еще с луной и солнцем. С солнцем — по утрам и перед сном. Слишком сливочен его свет полднями.

Чай стоит рядом в огромной бульоннице. Соломенно-зеленый, терпкий и все как положено. Щербет, горький шоколад. Оттеняет мысли, чтобы не лишнего думалось под вечер. Котенок лежит клубочком в ногах, спит, покусывая палец, но я сегодня добра. То ли вишня, то ли олень настроили на какой-то добрый лад.

Завтра котенок полетит в свою корзинку, олень сбежит в Лапландию сам, а я буду маленькой разбойницей с кинжалом и избалованным сердцем. Но это завтра. А сегодня оно бьется, словно, у птицы, пойманной вчера в ладони и трепыхающейся мелкой дрожью под серым взглядом.

Я говорила о любви. Ты сидел напротив статуей и думал о своем. Семье, жене и детях, неторопливо цедил вино и смолил сигареты. Твоя проседь пропитана ароматом дыма, но это неважно, пока я на подоконнике.

Меня давно нет. Олень все еще ходит под окном и ждет моего голоса. Ты в моем доме. Невидимый и свободный.
Я тоже. Жаль, что в вечности не будет…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.