О роде неверный

«Поэтому, дорогие братья и сестры, давайте будем хорошими. Чтобы и Отец наш Небесный, и Царица Небесная радовались за нас, что мы у Них такие послушные» Занавес… Натыкаюсь случайно на проповедь одного из самарских священников. Цепляю взглядом — мы должны стать хорошими для Бога. Ломаюсь и вопрошаю: должны ли? Можно ли стать для Бога хорошим? А как же «раби неключими есмы: яко, еже должни бехом сотворити, сотворихом»? А если плохие, то не нужны Богу? И если не нужны, то зачем тогда всё вообще?
«Хорошие для Бога»… Цитата не точная, но смысл выловился такой. Но ведь даже я могу иногда свое чадо, непослушное и вредное, любить и принимать. А Небесный Отец??? И это не в оправдание, конечно… Но только стать «хорошим и послушным для Бога»… а для других? Или маски менять и двойной жизнью жить? Ох сколькое всколыхнулось…

Пальцы торопливо бегут по клавиатуре, пропуская в спешке буквы. Уже второй день не дышит нос, подхрипывает горло и третья служба за два дня с уже сипящим скорым голосом, в который раз начинающим «Святый Боже, Святый Крепкий…» — бесконечное количество раз, словно рефрен службы. И знакомые слова вновь трогают «Камо пойду от Духа Твоего и от лица Твоего камо бежу…» — слова, которые глухо вонзаются в недоверчивое сердце. Как просто было бы произнести их и оставить все, как есть. Но не получается. Они прожигают. Как услышав их, можно не доверять Богу? Не отдавать Ему свою жизнь, веря, что она в Его руках… «И тамо бо рука Твоя наставит мя и удержит мя десница Твоя…» — мир, пронизанный Божиим присутствием. Нет ничего вне Его ведения. И ноты недоверия продолжают сжимать сердце. И многочисленные «а вдруг» продолжают повергать в уныние. Не слишком ли быстро забываются слова?

Удивительный дневник поста. Удивительное желание писать почти постоянно, делясь тем, что происходит внутри, обнажая внутренности, выворачивая их перед общиной читателей. Быть может, раз ушла у нас практика совместных исповедей, это какой-то ее отголосок? Готова ли община сегодня брать на поруки нерадивого своего члена? Нести тяготы другого, постоянно выпрыгивающего из образа христианина? Или это лишь фарс современного интернет-пользователя, привыкшего к электронному эпатажу? Не равен человек себе… Это открыли маньеристы веке в 16-м, когда вдруг человек из цельного и понятного стал неизведанной глубиной (шаткость человеческой судьбы, находящейся во власти иррациональных сил — по определению словарей)… Сложность человеческая не сразу открывалась в веках, исчезнув однажды из сознания — ведь было оно у ап. Павла, было и раньше, вероятно.

FacebookVKTwitterGoogle+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *