Юка и Юк

Так получилось, что это стало третьей частью.
Вторая неожиданно — https://vk.com/vi_balanovskaya?w=wall153707510_3347%2Fall
Первая — https://vk.com/vi_balanovskaya?w=wall153707510_3055%2Fall

Перелет между снами. Что может быть волшебнее, если там, в новом сне тебя ждет неизменный он? Каждый раз, перемещаясь по этому прозрачному нечту, Юка замирала в точке безвыходности. Будет ли? Или так и замрет она однажды между снами?

Еще вчера она мостила дорогу позади себя камнями. Юк не появился. Зато появился вот этот огромный и с желтыми глазами. И взял с собой. А где-то продолжал звучать Есенин, пылать камин, а где-то, уже тоже давно, соленый воздух отпечатывался на спине, а где-то… Юка редко запоминала сны. Или они были реальностью? В каждом из них Юк был. Всегда. И только вчера не появился. Может, камни занесло песком?

Взмах, еще один взмах. Вот он, золотой город.
«Однажды мы расстанемся, — сказал Юк. — Жди меня в Золотом городе». Золотой ли?
Чем ниже, тем серее были улицы золотого издалека края. Корзина шлепнулась в пыль и хищник исчез.
Что ж, видимо, снова в путь. Юка встала.

Пыль путалась между босыми пальцами, не сбросившими еще соль. В голове мерно капали стихи. Строчка за строчкой искрилась словно утренний кофе в рассвет.

Мы теперь уходим понемногу… Нет, Юк, я все равно найду тебя. Теперь моя очередь.

Каменные джунгли обвивали тело лианой. Дышать было трудно. «33 пары железных башмаков придется сносить тебе, прежде чем покажется золотой город,» — прошамкала горбатая старуха. Юка вздрогнула. 33. Железных. Сказка? Пыльный ветер кинул в лицо горсть серых камешков. Пора было уходить.

За воротами — пустыня, сбрасывающая с себя одеялом ночь и укрывающаяся жарким полднем. В ней нет ни времен года, ни утр и вечеров. Полдень-полночь, полдень-полночь.

Юка опиралась на палку. «Если однажды ты придешь сквозь песок, просыпавший время камнями, я обниму твои пропыленные плечи и никогда не отпущу в другие сны». Если. Однажды.

Юка оставляла плотные следы. День за днем они становились меньше. И казалось, что ее невесомость больше неспособна шагать.

«Золотого города нет. Ты знал об этом, Юк? Мы никогда не встретимся». На большом камне фигурка Юки казалась каменным изваянием.
Ветер, не горячий пустынный, а нежный морской, принес песню слов… «Я помню, любимая, помню…»

Юк, я проснулась?

Ночь бросилась на пустыню как хищник на жертву. Исчезло все. Даже луна и звезды решили сегодня остаться в своих норках.

Юк взял на руки невесомую фигурку. Новая параллельность дышала рядом и ждала их. Навсегда.

FacebookVKTwitterGoogle+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *