Православные детские книжки — это боль. Моя личная. И уже давно. Но наболело к сегодня.

Чада слушает Юлию Вознесенскую. Ту, которая про Кассандру и еще множество. Чада слушает про Юлианну. Слушает второй или уже третий раз подряд за последние пару недель. А я который день пробую осознать, что не так и почему чада делает акцент явно не там, где хотелось бы автору.

А не так там отсутствие Бога и света. Абсолютное. При постоянном акценте на необходимости молитвы, церкви итд. И слушая, раз за разом бьешься о стену между механикой произнесения слов и присутствием Живого Творца.

Нет, это не только про Вознесенскую. Это вообще часто в современной художественной православной литературе. Много слов о молитве-посте-правилах-правильности. И отсутствие Бога…

Параллельно переслушиваем Таинственный сад. И вечного Муми Тролля. И… там ведь больше Света. Неназванного и названного. Влетающего искорками и вплетенного в ткань текста.

Наверное, это мой личный критерий хорошего текста. Есть ли в нем свет. Хочется ли к свету. И неважно, сколько раз там упомянут или неупомянут Бог.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.