Богослужебные тексты убрали жизнь из живых образов. Петр и Павел Писания — живые, горячие, неоднозначные и неординарные.

В стихирах и канонах — столпы, пропитанные правильными и подобающими эпитетами. Им должно подражать, ибо они … но почему-то не хочется подражать мертвецам.

Вообще тексты богослужений схематичны и далеки от живого слова писания. Поэтому, например, псалмы Давида читать легко и близко, а святые тексты средневековья — нет. И поэтому в них боятся что-то менять — это слишком каменные конструкции. Тронешь один кирпичик и здание рухнет.

Псалом, переведенный на русский, отзывается в сердце как свои слова, обращенные к Творцу.

Стихиры, где витийствующие сочетаются с мудрствующими и глаголющими, стружемыми и бесконечно преподобными, переводить невозможно и бесполезно — они не станут своими не из-за языка, а из-за мертвенности и статичности смыслов.

И Бог, которого описывают мертвыми словами, становится неживым, к которому странно вести других людей.

И как Он отличается в писании. Где Он — чувствует. Где Он говорит. Любит. Наказывает и спасает. Держит за руку и учит ходить. Где с Ним можно разговаривать. Не соглашаться. Быть свободным. И выбирать. Бога

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.