День второй.

Бах звучит по коже безотрывно. Хочется музыки. Настоящей. Такой, чтобы царапала сердце и сбрасывала наросший панцирь.

Звучит целиком. Полуфоном. Фоном. Наполняет светом до мурашек под кожей.
———
Чувствительные люди часто обрастают панцирем. В нем легче выходить из дома. Кажется. Но панцирь придавливает к земле. Лишает ощущения мира.

И день за днем ты выбираешь — ощущать целиком, но все, или выключить чувства, но быть словно в пленке. Касаться мира через пленку тоже больно…
———
День второй.

Я все еще не разбираюсь в музыке (а также во всем остальном искусстве). Поэтому какие-то немцы поют что-то из Баха. Так что мороз по коже и слезы из всех пор. Так для меня выглядит настоящее искусство. Древнегреческий катарсис, без которого не хватает света.

А на улице солнце льдинками опускается в закат. И дышит зима. Прозрачно и матово дышит. И не хватает рук, чтобы обнять. И не хватает любви, чтобы вместить.
———
Чувствительные люди часто не выдерживают эмоционального перегруза. Хороших впечатлений тоже бывает много. Все насквозь.
Пеленаешься в плед. Восстанавливаешь гармонию.
———
А Бах продолжает звучать…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.