А еще мы боимся эмоций. Чужих эмоций. Болезненных эмоций. И часто вместо того чтобы поплакать с плачущими, обесцениваем горе: ну ты это, держись давай, не раскиселивайся, все пройдет. А также вспоминаем бедных африканских детей, цунами и прочее.

А человеку иногда просто нужно быть услышанным. В эмоциях. В радостных. В горестных.

И принятым. В эмоциях.

Мы боимся, что чужие эмоции всколыхнут наши, подавленные и умершие.

Около чувствующих людей нам страшно. Потому что они напоминают нам о погребенном в глубинах тела… Непрожитые эмоции уходят в тело. Сворачиваются уродливыми камнями и отпечатываются в теле. Его заломах, изгибах, болях…

Чувствующий около нас человек показывает, что живым быть можно. И нас бьет нашей мертвостью. И мы затыкаем чувствующему рот: перестань, не плачь, не смейся, не чувствуй, не живи…

А так нужно иногда — апостольски — с радующимися радоваться и с плачущими плакать. И жить, не запрещая себе жить.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.