А потом ты просто устаешь.

Взором невидящим, ухом неслышащим. Смотришь как лезвием по душе. Слушаешь отражение своих мыслей. Не слышишь другого. Останавливаешься в точке эго. Не потому что зол или безразличен. Просто устал. Не от дел. Не от чего-то.

От ежедневности.

Потому что однажды потерялся вкус нового дня. Шуршание машин стало привычным незамечаемым шумом. Пение птиц затерялось в потоках города. Голые ветки на бегущем небе остались за скобками.

Просто устал. Смотреть и не видеть. И от этого перестаешь даже смотреть.
И ждешь, что кто-то зажжет в тебе лампочку и снова станешь интересоваться и интересовать.

Не станешь.

Пока дымоход души своей не прочистишь насквозь.

Пока лампочки вместо не впустишь в себя солнечный свет. Пока не вернешься в настоящее, царапающее кожу.

А потом весенняя метель коснется щек твоих и ты замедлишь крысиный бег. Остановишься посреди слякотно-ледяного вечернего марта и широко раскрытыми глазами, как в детстве, будешь ловить хлопья снега и ощущать каждый хлоп на щеках своих. И больше не будешь вне. Хотя бы на несколько секунд. Чтобы хотя бы эти несколько были настоящими…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.