Достоевские мы.
Часто, гораздо чаще, фраза «все позволено» чувствуется нами в раскольниковском смысле. Все позволено — значит пойдём грабить, насиловать, убивать…

Мы не умеем наслаждаться свободой сыновства. Мы движемся возможностями раба — бояться палки или брать эту же палку самим и бить себе подобных.

Но «все позволено» — это про любовь. Про пространство выбора и свободу выбирать путь любви. Свободу радоваться моменту и не цепляться в него мертвой хваткой. Потому что Отец волен наполнять мгновениями нашу жизнь. И почувствовать мы их можем только со свободными руками.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.