Сквозь меня
Сквозь тебя
Нас
Света луч
Насквозь
***
Я уйду на границу миров
Поживу в одинокой избушке
Слишком много у нас лишних слов
Сложных и ненужных
Буду учиться быть простой
Собирать травы
Варить время
Чтобы потом, с тобой,
Знать вечность
Ты однажды найдешь меня
Стоптав положенные сказками сапоги
Стрелы по болотам исстреляв
Подружившись с волком и медведем
Я возьму котел, ступу и метлу
Разломлю на части и уйду с тобой
Параллельные линии превратятся в шар
А мы — в дырки для света
Пусть

Среди череды похорон последней пары лет вдруг замечаешь, как многие люди были дороги. Как от многих было хорошо. Потому что они были лучиками в моей жизни. Именно в моей. 

И многие смерти проходят мимо. Но многие — царапают. Словно с уходом каждого из них, ты становишься обнаженнее. Вот они — прикрывали от чего-то. И вдруг нет надежной брони вокруг. Сзади нет стены, к которой прижаться, впереди — чистое поле с миллионами троп и без провожатых…

А они уходят и говорят: ну вот, теперь ты можешь стать чьей-то броней. А можешь и не. Можешь просто исчезнуть однажды, не оставив следов. А можешь вот также царапнуть других, передать эстафету…
***
И среди этой нескончаемой череды — дед. Который, оказывается, тоже был этим лучиком и броней. Только оказывается это сейчас. Когда на его месте тоже обнаженность. 
А перед глазами останется еще на дни и годы — охапка воздушных шаров, мартовское солнце, лужи, смех наш с чадой, бежавших на последний день рождения.
***
И пару дней назад, когда по соцсетям неслось «помолитесь о Петре Мамонове», внутреннее и непередаваемое — дайте ему уже уйти Домой, он этого ждал… Но вокруг все равно обнаженнее…

Однажды. 

Однажды я выключу телефон и сяду у реки. 
Где-то в глубине моих гор будут резвые родники. Пересыплю песок руками, потому что некуда больше спешить. От заката до рассвета буду настоящей. Буду жить. 

Однажды я спою песен, звучащих глубже, чем я могу слышать. Буду петь молча. Но ты все равно услышишь. Буду петь руками. Буду петь глазами. Ты в меня посмотришь и безмолвное расскажет. 

Однажды я выброшусь из колесности и буду шагать прямыми стезями. Разговаривать с ветром, море обнимать руками. Соль в твоих волосах слушать. Понимать пение цепей колодца. Приручаться к планете и смеху звездному. 

Однажды. 

Я люблю черно-белые фото. Не за отсутствие цвета и выделенные акценты. 

Я пытаюсь поймать глаза. 

В тех, старых черно-белых, были другие люди. Их глаза не торопятся. Их тела, позируя, не становятся манекенно-правильными. Они живут в другом течении времени. Где меньше суеты и больше времени наедине с собой. 

Им не нужно выкладывать каждую тарелку в инстаграм и снимать каждую нелепость для тик-тока. Они могут позволить себе жить не под прицелом камер. И у них другой взгляд. Немного внутрь. Немного сквозь вас и в вечность. 

Когда я фотографирую черно-белым, я пытаюсь увидеть вечность наших взглядов. Отбросить десятки лет напоказ и посмотреть внутрь. В настоящее…

В параллельном мире прошла череда гроз
Тихая свежая луна заглядывает в нутро
Хочется — не дыша — впитывать тишину
Тихо глаза в глаза
Смахивая суету
Сбрасывая боль и яд
Складывая слова
Я обнимаю тебя
Я принимаю тебя
Мы на границе миров…

Услышь мое молчание
И сам не молчи
И пожалуйста не жди покуда вернусь
Найди
Я Тебе расскажу, как прекрасен Твой мир
Как водопады падают вниз среди гор
Как ветер разговаривает с травой и деревьев листвой
Как солнце с луной танцуют на небе вечный вальс
Сколько красивых людей на Твоей земле 
Не счесть
Не обнять
Звезд твоих удивительно разных не пересчитать
И в Твоей огромной глубине тишины
Остаётся только молчать
Поворачивать время вспять 
Вечность приветствовать радостью ожидания восьмого дня
Ты только найди меня…

В этом году мы мало фотографируемся с чадой. Выходим без фотоаппарата и почти не достаем телефон из сумки. 

Хочется сохранять впечатления внутри. Запоминать не выхваченные объективом детали, а атмосферу прогулок. Созерцать и молчать. Впитывать и вслушиваться. 

И все же привычка жить электронно сильна и поддерживаема окружающим. Видимо, время искать баланс. Искать себя этими удивительно-странными днями. 

Плакать от Баха. 
Лететь за Бахом. 

И ощущать, что еще живешь. Но немного в другом измерении, чем до. 
И ощущать, как дышит пространство. Как звучит оно — не музыкой, а полнотой бытия. 

И как ты становишься 3d из скучно-плоской картинки. И все вокруг — тоже становится чуть более трехмерным. 

Иногда я скучаю по снам. Тем самым, которые с продолжением и врезаются в память так, что еще долго сомневаешься: быть может, сон — это то, что сейчас, а там была реальность?

Сон, возвращаясь в который, на самом деле возвращаешься. Радуешься аромату родных деревьев, идешь любимыми тропами. Знаешь, что ждет за поворотом и чем дышит пространство. 

Сон, в который хочется возвращаться. Который хочется досмотреть. В который однажды я, несомненно, позову тебя. Потому что моей любимой тропой нужно, конечно, гулять вдвоем. 

И однажды, оказавшись в пространстве моего сна, ты скажешь: это мой сон. Я так хотел вернуться в него и увидеть продолжение…

Перечитываю твои морщины
Переслушиваю шрамы
Сослагательного времени нет
Ты мой самый
В прошлом и будущем 
Просто есть
Не единственный, но сегодня единый
Оставляющий след в моих сединах
За руки тебя держать
Гуляя над облаками
И молчать
Без сослаганий