Небыли

Мне снова снится сон.

Есть сны, которые повторяются.
Есть те, которые неотделимы от реальности.

Я не знаю, сбылось ли оно. Или было лишь ночной фантазией.

Голова кружится, словно земля вокруг солнца. Скоро рассвет, ибо солнцу пора щекотать пятки лучами.
Дверной глазок вовнутрь. Твоя щека так рядом. А твоих рук так много. Осьминог ли ты сегодня?

Голова вслед за землей делает еще один круг. Ты мне нужна, милая.
Вместо рассвета молния. Спишь ли ты, когда теплый дождь льется за шиворот и озорным мальчишкой хохочет рядом?
Спишь ли ты, когда.

Обними меня, окутанная сном небыль. Я буду заворачиваться в сон вместо одеяла. Ловить облака-подушки, летать с Муми-троллем, Ходить с мартовскими котами по крышам. Слушать стук колес поезда из параллельной вселенной.

Буду ловить закрытыми ресницами твои щеки. Щекотать их и принимать форму твоего тела, будто кот в вазе.
Пусть длятся.

Это лето выпило душу
Размешав в бокале с сухим вином
Я и раньше не был нужен
А теперь пойду с молотком
Продавать самого себя на плаху
То ли за пятак, то ли за серебряный рубь
Этим летом не время плакать
И разменивать тухлый дух
Может, будет к осени пристань
Может, время залижет раны
Этим летом до дна выпит
До вылизанных стаканов

Любовь

Думаешь, любовь — это с ножом из-за угла и в сердце обоих?

Или маяковское «должны были украсть и украли»?

Любовь — это переводить мой язык на твой. И обратно.
Это в жесте угадывать слова. И подбирать под фразы прикосновения.
Это говорить на твоем языке, даже когда не умеешь.
Это учиться понимать твой и отзываться.

Это знать, что ты бесконечно другой, и принимать без остатка. Без скульпторского мастерка. Одним куском. Вылепленным когда-то Мастером.

А еще… Завернуть в плед, когда тебе тепло, сварить кофе, когда ты пьешь только чай. Обнять, когда колючки бьют сквозь кожу на расстоянии. Подойти близко, когда нужна поддержка. Промолчать, когда все равно не услышит.

Любовь — это без ножа.
В сердце.

20-й

Завывает ветер Петербурга
Кутаясь в пальто идут поэты
Их двадцатый необычно встретил
Предложил распяться за искусство
Завывает ветер, стонут руки
Голоса все дальше и глубинней
Распинались на своих голгофах
Оставаясь навсегда в своей России

Белое. Музыкальное. Сверху вниз и снизу вверх

Не верь мне
Если я скажу, что люблю только классику
Я всеядна
Люблю то, что держит цепко сердце
Люблю джаз и рок, электронику и
Достаточно заглянуть в мой яндекс-плей-лист, чтобы понять
Я люблю много
Музыка — моя стихия
Под музыку я пишу и читаю, убираюсь и готовлю, работаю и отдыхаю
Если я скажу, что люблю только классику
Не верь мне

Она вышла из душа так,
Словно, ей уже было очень хорошо,
А он обнимал за плечо,
Нежным кольцом рук
Опрокидывая ее в вечность,
И вокруг расцветали звезды,
Словно была августа ночь,
А они наливали в бокалы
Смешанную с вином кровь,
Где-то звучали гитары,
Рифмуя с кровью любовь,
Банально до неприличья.
Пришлось уходить к горам,
Вить себе гнезда птичьи,
Прикасаясь к своим небесам

Внутренний мир

Мне срочно нужен мир. Хороший внутренний мир. Предыдущий поизносился и отправился в тартар.

Он был… В общем, не справлялся. Выносил мозг. В первую очередь, мне, но и остальным досталось.

Требовал слишком много заботы и энергии. Он был слишком во всем.

Прощай.

Я отправлюсь на поиски нового. Я знаю, какой нужен.

Широкий. Бескрайний. Чтобы вмещал.
Глубокий. Многоярусный. Чтобы заинтересовывал. Высокий. Горный. Потому что люблю горы. И светлый. Чтобы всем хватало.

Ищу.

Внутренние демоны

Не корми белых лебедей с рук
Уходи
Демон твой — синеглазый волк
Обними
Он силен и смел, пытлив и остр
Он второе ты
Лебедь для других, твой — навеки волк
Обними

Скарлетт сидела на берегу. Лебеди шумели около нее, просили хлеба и чего-то еще.

Оцепенение нарастало. Нужно было бежать, но все тропинки возвращали ее к озеру.

Подушечки пальцев побелели, ногти в кровь проткнули ладони. Зубы стиснутые в решимости, а взгляд прорезал насквозь.

Волком встала она, в три прыжка отлетела от озера. И стало их двое. Ее волк и она.

Серебристый с синими глазами-озерами. Взглядом резал насквозь. Стеной стоял. Кончиком лапы навзничь опрокидывал. Шеи перекусывал. Спины переламывал. Котенком сворачивался у ее ног.

А она обнимала жарко. Оживляла прикосновением. Нежностью окутывала. Светом растапливала.

Только было их двое. Волк и она.

Легла
Глаза закрыла
Голову оставила
Взъерошенной
Пугать подушку
Вспоминать о вечере
Бежать под ливень
Майка выделяется скульптурностью
Промокшего насквозь
Ловящего ладонями
Потоки с неба…
Где вы, улыбки хмурых лиц
На небе радуга
И ты сияешь
Озаренная сиянием
А дождь проходит
Хоть кому-то нужен

Нам не дано предугадать
И мы попробуем сначала
И в сорок лет и в 75
Мы будем пробовать авралы
Переходить свой перевал
Переплывать чужие реки
Мы будем пробовать опять
Пройти и не попасться в сети