Внутри каждой большой успешной женщины. Внутри каждой многодетной и не очень мамы. Внутри каждой ищущей себя. Внутри каждой нашедшей. Внутри каждой. Живет маленькая девочка, которая хочет на ручки.

Она знает языки и законы физики. Она умеет останавливать коней на скаку и 100400 дел одновременно. Но иногда ей нужно в теплые любящие объятья.

Нужно слышать как когда-то давно весь этот родительский беби-ток про то, что она — самая лучшая, нужная, любимая, красивая. Самая-самая.

Ей нужно побыть наедине с собой и помолчать. Ей нужно вспылить и надуть губы. Ей нужно купить мороженку и покататься на пони.

Нужно, чтобы любящий и принимающий взрослый был рядом, крепкой надежной стеной, к которой можно прижаться и оттолкнуться, вернуться и уйти. Зная, что ее ждет кто-то, кому она нужна в любом настроении, в ресурсе и без сил, с улыбкой и со слезами.

Маленькая девочка ждет заботы. Когда ей хорошо, она клубочком спит внутри.

А большая и успешная — сворачивает горы и дарит тепло окружаюшим. Заряжает светом и обволакивает уютом. Распахивает объятия и гармонизирует пространство.

Если только маленькой девочке внутри спокойно и тепло…

Прощение — это не оправдание другого. Это не «ты сволочь порядочная, но я тебя все равно люблю» и милостивое снисхождение.

Прощение — это замечать только образ и подобие. Это мое «да» тебе, потому что мы дети одного Отца. Равный диалог равных детей. Моя рука — тебе, который остается братом моим несмотря ни на что.

А так порой хочется снисходить…

Творчество — наша постоянная потребность.

Мы каждый день создаем заново свою вселенную. Подбираем лицо к настроению и настроение к лицу. Мы выбираем свой образ: надеть сегодня макияж или выйти обнаженной? Нарезать сыр ломтиками или кубиками… каждую секунду мы делаем выбор. Выбор нас и нашего окружения. Реакции на события и отношения с близкими.

Выбор — это стресс. Мы боимся оказаться неправильными, а включенный в детстве синдром отличницы не дает права на ошибку.

Разве можно творить не ошибаясь? Помня, что руки у тебя не из плеч (в отличие от соседской Нинки, которая умница-красавица-маме помогает и все успевает)? Можно. Точнее, пора.

Подойти к зеркалу или просто встать один на один с собой. И разрешить себе. Ошибаться. Пробовать. Экспериментировать. Наслаждаться процессом и радоваться любому результату. Принимать себя с неровностями характера и шероховатостями пути.

И однажды увидеть, что ты — творец и образ Творца. Что необязательно брать холст и краски, а можно превращать каждое действие в творческий акт. Приготовление пищи и уборку. Прогулку с детьми и вечер с любимым. Что можно быть собой не оправдываясь, а благодаря. И радоваться каждому моменту

Суета день за днем иссушает душу
Новости отравляют мозг
Выброситься бы уже на сушу
Из моря житейских вьюг
Выстроить шалаш. Вечерами
Видеть, как меняет очертанья луна
Днем следить за бегущими облаками
И наполнять светом дыру без дна
Мыслей бесконечный бег выключить
Никому не доказывать свою правоту
Созерцать молчанием образы скрытые
И учиться любить всех

Тонкими сигаретными пальцами крошит печенье.
Приветствует, не оборачиваясь.
Вхожу в ее пространство как в другое измерение.

Здравствуй, непознанная, где свет твой? Или он только тьма, баюкающая нас долгими осенними вечерами?

Не оборачивайся, я встану за твоей спиной, обниму за плечи. Буду твоим надежным тылом. Ты перестанешь вздрагивать от прикосновений. Позволишь спине откинуться назад без страха. Я удержу.

Не оборачивайся. Читай стихи, поливай их красным вином. Тебе идет этот вечер сегодня.

Я не отпущу тебя больше, пока ты не научишься летать не падая. Я выстелю соломой твои пути. Я устал залечивать твои раны, слишком много ты их приносишь.

Я хочу тебя исцелить. Каждую рану перевязать и заживить. Каждый шрам поцеловать и запомнить. Я хочу вернуть улыбку твоим лучистым глазам…

Жизнью надо делиться, иначе она не считается.

Что ты ел: на завтрак, обед, ужин, между и, главное, где. Сколько шагов ты шел и в какую сторону. В каких позах качал попу и что из этого вышло. Кого держал за руку. С кем пил. С кем спал…

Нерассказанное считается непрожитым и ты был зря. Удаленная страница из соцсетей означает удаление тебя из жизни «друзей», которые не просто перестают знать, жив ли ты, но забывают, кто ты и был ли вообще.

Неотлайканное не существует Отлайканное без задора подлежит остракизму. Жив ли ты на самом деле не интересует почти никого (кроме самых-самых, но и они чаще узнают о тебе из сетей), главное, чтобы жило твое фото с подписью и без.

Остальное — ненужный флер реальности…

И иногда просто хочется удалиться. И отправиться по дороге с облаками, ибо они зовут к солнцу

А потом понимаешь
В чьей-то жизни ты значишь
Ни меньше, ни больше
Ровно столько.
А потом принимаешь
Руки держащие
И не отпускаешься
Доверяюще

Я срываю румяное яблоко и подаю тебе
Завтра будем от холода дрожать за вратами любви
Будем мы и дети наши столетья идти
Возвращаясь в потерянный сегодня дом

Но наверное каждый шаг наш не просто так
Мы научимся выбирать творца вопреки всему
Отправляясь в дырявой лодке сквозь океан
Выискивая средь бела дня чужую луну

Будем сквозь терновник и сквозь года
Шаг за шагом удивляться каждого дня красоте
Будем красивых людей вокруг встречать
И узнавать творца в движеньи светил

Будет каждый шаг наш назад и одновременно вперед
Нагибаясь будем любоваться каждой каплей росы
Будем в каждом мгновении мира встречать
Руку ведущую нас по дороге любви

Не теряй меня
Не ищи
Не начинай
Я потеряла ключи
В рай
Я вышла в окно
Вчера
Слышишь, кричит кот
Один
Три дня назад
Слышишь
Бьются песочные часы
Смешиваю горсти песка и земли
Смешиваю воду жизни и смерти в одно
Прошлое вчера прошло
Будущее наступит в нигде
Выбрось лавровый лист
Живи

А потом ты слышишь: выходи на площадь. Собираешься минуты за де, оставив недоеденный салат, недопитый чай, недоделанные дела… Зонт не берешь. Специально. Потому что хочешь капель дождя на лице. И видеть небо.

И идешь, то и дело прячась под крыши, потому что накрывает короткими и сильными дождями несколько раз за десятиминутье.

А потом час стоишь посреди площади. И не отрываясь смотришь на небо. А оно меняется. Движется слоями. Звучит.

Ждешь заката. И кроваво-малиновая полоска прорезает ливень на том берегу. И почти сразу: пора домой. Не споришь. Уходишь сразу, пытаясь переварить.