То ли женщина, то ли книга
Распростерта и обеззвучена
Строчки исписаны, буквы слиты
Со страниц сквозит многоточием
То ли женщина, то ли птица
Крылья-стрелы пронзают воздушное
Прорисовывают, прочерчивают
Настоящее и невозможное
То ли женщина, то ли счастье
Свет из глаз, сердце мягче разума
Обнимает, ведет, раскраивает
Обнимает и значит нужен

Черные горы.

Я наизусть знаю твои улочки и города. Вид из моего окна, точку с видом на утес и море.

Пешком своих мыслей я исходила каждый твой метр.

Ароматом моих снов ощутила твой воздух.

Знаю твои запахи и мелодии. Твоих людей и природу.

Мне даже не нужно закрыть глаза, чтобы осязать тебя кожей. Ты коснулась меня на расстоянии. И я твоя, даже если не познакомлюсь с тобой вживую.

Я люблю тебя. Я просто тебя люблю.

Одинокий или единственный?
Раб? Сын?
Дочь
Через ворота таинственно
Через тернии грез
Как змея вылезая из шкурок
Из собою придуманных риз
Обнаженная донельзя
Настоящая
И живая как смерть

Ноябрь укрылся снегом

Я — пледом. Забралась на подоконник с горячим шоколадом. Вернулась пора свеч и теплых гирлянд. Меня все чаще тянет готовить ароматные вкусности и заливать квартиру эфирными маслами.

Где-то в глубине стучит моторчиком: пережить декабрь.

Потом будет прибывать день. Появляться солнце, придет запах весны и неуловимого. А сейчас — плед и релакс.

Этот год богат новостями. Раскладываю по полочкам души и ума. Бережно веду кисточками по лицу. Это новое и нужное. Для меня и других.

Уходят на второй план соцсети и экраны.

Хочется книг и тихой музыки. Наполняться и нести. Тепло и уют. Тепло и свет.

Это просто декабрь. Его надо пережить. Перейти. Переспать. Выстоять. Завернуть лицо в шарф по глаза. Уперто выгуливать себя и чаду.

К Волге.

Смотреть, как она сковывается льдом. Ждать прозрачной белизны снега. Ждать обжигающего зимнего солнца. Ждать январского аромата весны.

Ждать и наполняться.

Проводить время в обнимку. Ложиться не за полночь. Готовить мягко и ароматно.

Ждать.

Не включаться в предновогодний ажиотаж. Не гнаться за елками, подарками и суетой. Остановиться и подвести итоги. Остановиться и вдохнуть. Остановиться и распрямить плечи.

Декабрь.

Время замедляется.

Кисточка рисует внутреннее. Провожу по лицу модели и ощущаю прикосновением к себе.

Время растворяется в тишине и мерности. Вдох. Кисточка начинает движение. Выдох.

Минуты падают каплями вечности. Тянутся волосками кистей. Набегают волнами.

Вдох.
Кисточка рисует лицо. Линии. Сути.
Выдох.

Танец кисточек на лице.

Вдох.
Рисунок завершен. Гармоничен и целен. Лицо светится мягко и настояще.
Выдох.

Волшебство не твоих рук. Твое — лишь дыхание. Остальное приходит сверху. Творит помимо.

Вдох.
Выдох.

У других на календаре декабрь
Туман на дорогах, иней на ветках
У других зимы предновогодье
Елки и гирлянды мандаринов
Я смотрю в окно на яркость солнца
Загораю под теплом его лучистом
У меня весна и минус тридцать
Время года отзывается ириской
Где-то в детстве лыжи и веселье
Парки, горки, снеговик, сосульки
Мне сегодня, кажется, не тридцать
Я в безвременьи и в безобеспокое

Ты говоришь

Ты говоришь.
Руки твои — нежность и воплощение бытия, прикоснувшегося. Касающегося. Кожи моей.

Молчу.

Нежными пальцами скольжу по твоей коже.
Под кожу забираюсь мыслями.

Ты говоришь.
Мысли твои гладят на расстоянии. Форму принимают чувств неизведанных. Проходят рядом. Едва дотрагиваясь. Душу выпивают и дарят снова.

Молчу.

Нежными пальцами скольжу по твоей коже.
Воздух целую. Чтобы ты на расстоянии ловил меня.

Ты говоришь.
Мне расстояния не важны. Я чувствую. Кожей силу мыслей твоих.Слышу движение рук. Дыхание роняю сквозь время.

Молчу.

Если постричь ежа
Прилепить ему крыльев пару
И пустить покорять моря
И воздушные океаны
Если ежа распять
Приговоривши к подушке
Будет ли он летать
Или сползет в плюшевость
Будет ли он стремить
Крыльев полет упругий
Будет ли еж птиц
Или ежом будет
Если его поднять
В горное поднебесье
Будет ли покорять
Вечность пространств птичьих
Будет ли говорить о красоте мира
Будет ли он любить крыльев размах сильный?

Птица, парящая в клетке,
Крылья срослись со спиной,
Мысли прибиты железом,
Прутья — каленым огнем.
Птица, парящая в клетке,
Время полетов прошло,
Куполом кипельно-белым,
Мир накрывает стекло.
Голос хрипит между клиньев,
Вбитых сквозь пристальный свет,
Время уходит сквозь крылья,
Времени больше нет

Распятие сплетенных тел
Венец, голгофа, воскресенье
Души развернутый предел
Мелодия уставших точек
Объятья птиц на глубине
Воздушных линий перекрестий
Поет последнее в ночи
Роняет звуки в неизвестность
Распятие сплетенных тел
Разрывы смыслов
Растворенье
Творенье корчится от бед
Творец стоит стучит с надеждой
Надежда теплится в свечах
Потухшим пламенем сквозь ночи
Мелодией распятых тел
Пронизанных обеспокоем