Негерой

Негерой сидел на завалинке мира и докуривал последнюю трубку.

Это героям — хорошо. На руках носят, медали выдают, улицы именами называют. Посмертно.

А негерой — что? Отброс. Состоящий из одних не.

Негерой — тот, кто повинуется рассудку, когда безумцы бросаются в пекло. Тот, кто воспитывает геройских сирот. Тот, кто восстанавливает то, что осталось после оглушительных героических побед.

Негерой — тень. Кирпич, из которого вырастают здания мира, после героических войн.

Негерой — тот, кто воспитывает героев. Рождает поколения. Творит историю…

Негерой кашлянул. Ветер бил предательски в спину. Подталкивал к свершениям вопреки привычному. Завалинка мира похрустывала и тоже куда-то звала.

Негерой встал. Взял новый краеугольный камень.

Разрушенный мир опять предстояло восстановить с нуля.

Мне скоро 33
Пора к кресту
Голгофа принимает очертанья
А руки учатся все шире обнимать
И перекрестки душ совсем иные
Но путь извилистей и мысли набекрень
И кто возьмется штопать эту душу
И крест не избавленье от цепей
А восхожденье к неземному свету

Собери меня из осколков времени
Забери домой в твою вечность
Унеси меня на плечах своих
Забери
Я хочу домой, я хочу обратно
Здесь так много всего большого и непонятного
Обрети меня, найди в пустыне
Я сама не в силах себя вынести
Встать на ноги, дойти, не сбегать больше
Забери меня с моею болью
Обними, укрой в объятьях Отчих
Я хочу домой, я совсем соскучилась

Вечер субботы
Душе холодно
Одиноко, кричаще
Вечер субботы
Про настоящее
Пледом не спрячешь
Вином не вымоешь
Вечер субботы
Крики глубинные
Спрячьте
Укутайте
Обнимите
Каждую рану
Елеем протрите
Не задавайте вопросов лишних
Не начинайте советов книжных
Нужно тепло
Тишина
И что-то
Необъяснимое
Нужно тоже

Я уже не боюсь щекотки.
Когда твои острые зубки озорно покусывают меня или сочно впиваются в мою плоть, я не вздрагиваю, я привык. К твоим нежным рукам. Губам.

Даже к тому, что ты меня всего лишь используешь.

Сколько раз я мечтал быть для тебя чем-то большим, просыпаться рядом, засыпать вместе…

Но — я лишний в твоей постели. Там царствуют другие. Я нужен тебе только днем. Продолжение твоей правой руки. Дневной друг. Твердый и мягкий одновременно.

Твой карандаш HB

Я стою у дверей с обратной стороны
Я потеряла ключ от двери
Не могу пустить
Стучусь к тебе
Открой я выйду
Из пустоты своих
Потерянных минут
Стучу к тебе из-за двери
Ломаю сердца стенку
Открой снаружи
Исцели
Ты можешь

Рильке & Рымарь

Долго недоуменно смотрю на связку ключей. Словно во сне поднимаюсь домой. Вот здесь еще только что кричал поэт о Боге. Богу. Так кричал, что до сих пор его вопль внутри меня. И коридор света нес ветром вечности. И вдруг — стены. Ужин.
Опускаюсь на пол. Ноги подкошены. Дыхание все еще через раз. Не катарсис. Не описать. Не нарисовать.
Вечность.

«Поэзия — сказать то, что есть.
Стать настоящим, освободиться от стен и прорваться к бытию как целому.
Поиск целостности, в которой когда-то был дом.
Как трудно нам быть дома.
Полнота жизни — быть растерзанным.»

Свет. Поток света. Слова вязнут в этом потоке. Несет так, что невозможно сидеть — сносит. Ветром вечности.
Горячие слезы капают медленно и впервые на лекции.
Прикасаться к невидимому позволяет не каждый. Не каждый умеет и решается сам. Не каждый становится прозрачным. Он — может.

Иногда мы лишь силуэты
Бегущие по волнам
Играющие со всполохами света
И внимательные к чьим-то сердцам
Иногда мы чье-то пространство
Занявшее место в сердце
Несем тепло и прохладу
В уютно-безмолвный вечер
Иногда мы гармония красок
Радуга, спрятанная в белое
Иногда мы — кусочки счастья
Почувствовавшие свое целое

Выдать чувства в кредит доверия
Обозначить его как рассрочку
Каждый месяц стабильно требовать
Выдать сполна и вовремя
Свято верить, что все как надо
Искренне и до самых глубин
И в канун последней расплаты
Удивиться, что все лишь дым
И потом врачевать годами
Превращаться в живого и заново
Отрывая коросту и камень
Обнажаясь до бестелесности

Если не про свет, тогда зачем?

Говорить, писать, чувствовать…

Все — только свет, заполняющий наши души. Каждый немножко творец. Каждому дано делиться от избытка. Говорить от переполненности. Дарить от широты.

Если мы не про свет, тогда зачем?

Просто идти и быть лучиком. И мягким сиянием. И обнимающим светом. И наполняющим теплом. От избытка