Если я не открою сердце, чтобы впустить Твой свет, кто меня встретит словами «радость моя»?

Между светом и тьмой нет границ
Кроме тебя
Либо ты разрешаешь свету светить
Либо тьма
Либо ты открываешь сердце
Становясь насквозь
Либо обнимаешь тьму
Закрыв путь
Нет ни рая, ни ада
Вне тебя
Каждый шаг твой либо вверх, либо вниз
Всегда
Если вместо прозрачности света
Каждый миг выбираешь тьму
Ты своими руками строишь
Свою тюрьму
Если день за днем очищаешь окно души
Открывая дверь
Ты сегодня уже в раю
Верь

Я войду в самолет на юг
Если вечность впереди
То можно даже одной
Разворачивать неба круг
Любоваться волчьиной луной
Вместо падающих звезд
Целовать пролетающие облака
Растворяться в тепле рук
Вспоминать тебя

А еще мы боимся эмоций. Чужих эмоций. Болезненных эмоций. И часто вместо того чтобы поплакать с плачущими, обесцениваем горе: ну ты это, держись давай, не раскиселивайся, все пройдет. А также вспоминаем бедных африканских детей, цунами и прочее.

А человеку иногда просто нужно быть услышанным. В эмоциях. В радостных. В горестных.

И принятым. В эмоциях.

Мы боимся, что чужие эмоции всколыхнут наши, подавленные и умершие.

Около чувствующих людей нам страшно. Потому что они напоминают нам о погребенном в глубинах тела… Непрожитые эмоции уходят в тело. Сворачиваются уродливыми камнями и отпечатываются в теле. Его заломах, изгибах, болях…

Чувствующий около нас человек показывает, что живым быть можно. И нас бьет нашей мертвостью. И мы затыкаем чувствующему рот: перестань, не плачь, не смейся, не чувствуй, не живи…

А так нужно иногда — апостольски — с радующимися радоваться и с плачущими плакать. И жить, не запрещая себе жить.

#сретение

Непостигаемая справедливость Творца…

Старец Симеон, решивший переделать пророчество, становится первым, возвещающим умершим весть о Спасителе.

Усомнился ли ты во Мне? Вот Я. Обними Меня и иди с миром.

Однажды фраза, задевшая нас, встанет во всей полноте перед нами. И пойдем с миром…

#14февраля

Люби.
Пожалуйста, люби вне дат. Вне времен. Вне слов.

Пусть каждый твой день будет пронизан любовью. Будь сосудом, который наполняет любовь. Отверстием, сквозь которое любовь струится.

Не привязывайся к чужим датам. Календари врут. День любви начался однажды и не закончится никогда. Ты существуешь только благодаря ей.

Не привязывайся к датам. Успевай сказать. Успевай обнять своей любовью других. Каждый день успевай.

Не привязывайся к громким словам и ярким картинкам. Люби бережно. Люби нежно. Береги хрупкость другого. Обнимай любовью как одеялом света.

Люби каждого как единственного. Целиком и до конца. Всегда

Сплети мою мелодию из ниточек любви
Я часть твоя и точечность
Держи
***
Когда мое внутреннее станет внешним. Когда наизнанку и в глубину.
***
Когда мы хотим, чтобы нас услышали по-настоящему, мы начинаем говорить за пределами слов. Там, где язык не подсказывает реакции. Где нельзя подумать чужими мыслями. Где есть только твое восприятие и твоя глубина. Глубина постигающего молчания.
***
Мы в зале ожидания полета домой. Самолет готов. Кто первый?
Ты можешь еще успеть. Внутреннее свое сделать внешним. Шагнуть в белую дыру. Опрозрачнеть.
Самолет не спешит без тебя.

Просто так.

Ты можешь жить просто так?
Без социальных статусов и особых функций?
Любить себя не потому что?
Ценить себя не потому что?

Не оценивать с позиции нанесения добра окружающим?

Нас с детства вкручивают в систему, где важен не ты, а твой поступок: фу, какая плакса, не буду с тобой играть…

И ты навсегда впитываешь, что когда ты — плакса — ты не нужна. А нужна, когда наоборот.

И с каждым днем в тебе становится все больше граней, в которых «не нужна». Пока однажды не остается тебя вообще.

Потому что ты — не грани, а цельность. И если по кусочкам тебя из тебя вынуть, будет очень удобный механизм. Но не ты.

И однажды приходит время себя собирать. Как разбросанные камни. Склеивать. Врачевать. Верить.
Любить. Не потому что. Любить в цельности. И по частям. И не оценивать с позиции нужности. Потому что нужны. Не качества. Не грани. А просто ты.

Я сниму с тебя кожу тоже.
Хочешь, душу твою в спирте вымочу.
Да, я знаю, ты больше не можешь
Ничего вынести.
Выключи себя,
Других выключи,
В тишину оденься,
Выпусти.
Пусть в тебе не будет слов чужих,
Мыслей скользких,
Не твоих чувств.
Пусть молчание переходит в свет,
Боль выходит,
А прозрачная обнаженность остается.
Да, я знаю, как хочется иногда
В панцирь, щит, шкуру, камни.
Но если каждый каменный до конца,
То куда ему каменность свою спрятать?
Сквозь тебя пусть проходят и камни, и свет —
Растворяй, врачуй, отпускай на волю.
В мире, где нужен лишь невечерний свет,
Будь навеки прозрачным вопреки боли

На самом деле тебя не нужно учить творить.

Ты умеешь.

Умел.

Когда-то давным-давно ты не боялся пробовать и творить. Ты пел. Ты танцевал. Ты рисовал. Ты сочинял…

Точно так же ты начинал держать голову и переворачиваться. Делал первые шаги и произносил первые слова.

Помнишь?

Тебя обнимали и говорили, что ты умница. Все умеешь и у тебя все получается. Или давали руку. Или гладили разбитые колени. И сотни раз произносили слова правильно, пока и у тебя не получалось наконец, и лыба становилась рыбой, а все вокруг радовались вместе с тобой.

Помнишь?

С творчеством могло быть также. Но тебе однажды вслед за карандашом дали великую картину великого художника и сказали, что вот он — молодец, а у тебя — каля-маля.

Помнишь?

Много-много «великих образцов великих людей», не то, что у тебя…

Помнишь?

А потом ты вырос. Запомнил, что есть великие образцы, которые не то что ты.

Помнишь?

Но ведь ты научился ходить.

И где-то в глубине тебя еще жив художник и музыкант, поэт и танцор. Нет, не великий. Уникальный. Такого больше нет. И если ты про него не вспомнишь, не будет. Совсем не будет.

Разреши ему жить. Радуйся ему. Радуйся ему, потому что он есть, а не потому что он великий.

Творчество — часть тебя. Творчество — ты.

Дай мне, пожалуйста, инструкцию от меня
Я ее почитаю, пока не поздно
Ты создал такой механизм…
Ты вложил горсть пустоты
И миллионы ответов, лишенных вопросов
Ты смешал свет звезд и сияние утр
Глубину и вершины
Воздух и пламя
Ты сложил частицы абсолютной тишины
Со своим огромным дыханием
Ты просил быть светом
Света посреди
Наполнял любовью мое бездонье
Доверял соединять прозрачностью миры
Быть твоим созданием…