— Гера, расскажи мне сказку!

Принцесса свернулась клубочком.
Ноябрь опадал звездами, кружил туманами.
Свечей становилось больше и чаще. Хруст листьев сменился на шепот. Пряность аромата — на прелость.

— Слушай, солнышко:
«Жила-была девочка. Она куталась в иголки и думала, что ее никто не любит. И думала, что если выставить иголок побольше, никто не заметит, какая она нежная.

А потом появился раненый дракон. Он выставлял иголки наружу и внутрь. Выскоблил сердце и душу. Боялся касаний. И ждал, что однажды кто-то дотронется по-настоящему…»

— А потом мы выдернули первые иголки, да, Гера?
Я просила сказку, а не быль.

— Ты моя сказка, девочка!

А ноябрь кутал звездами. И туманами…

— Принцесса, ты только не исчезай. Только дождись. Я вернусь. Луна станет прежней. Крылья мои залечатся и я вернусь. Сильным и твоим.

Принцесса спала. Беспокойно спала. Всхлипывала во сне. Обнимала подушку. Луна протяжно светила в пещеру.

Гера тихо вышел. Дракон верил, что принцесса дождётся…

Принцесса и дракон

Ну зачем, зачем было похищать эту неуравновешенную принцессу? И вечно у нее семь пятниц в минуту. И настроение опять никуда не годится…

-И вообще, уходи из моей пещеры!
-Это моя пещера, — голос дракона побелел от гнева.

-Гера, мне плохо, слышишь? Луна так жалобно смотрит, облака так яростно бегут… Мне страшно, Гера! Я не хочу одна в этой пещере…

-Девочка моя, не плачь. Я укрою тебя своими крыльями. Я спрячу тебя от камней в спину и ножей в сердце.
Ты только выбрось свою тьму. Пусть ветер вместе с облаками унесет и ее.
Девочка моя, не плачь. Слышишь, солнце стонет закатами, лес припадает к земле. Только и держится, что наша пещера. А мы сами ее разбираем на камешки.
Девочка моя, не плачь. Я согрею твое сердце своим дыханием. Буду рядом, даже когда ты не в настроении. Просто буду рядом.

Принцесса завернулась в драконьи крылья.

-Гера, солнышко, не сердись. Мне так больно сейчас. И хочется всему миру добавить боли. И становится еще и еще. Не сердись, милый. Обними меня крепко. И никуда не отпускай.

Принцесса и дракон

Дракон рвал и метал. Слишком много яда и стрел было в последнее время. Дракон болел. Принцесса хандрила. Пещера тускнела на глазах.

Принцесса ссорилась. Дракон хотел всех победить. Ради принцессы, конечно. А ей так хотелось сказку на ночь и спать, завернувшись в любимое крыло.

Они разошлись по углам пещеры. Принцесса клубочком и надув губы. Дракон — клубочком и выставив колючки.

Свет мерк. Ветер швырял сучьями в пещеру. Было больно. Спины скрежетали. Скулы застывали на ветру.

— Гера, милый, давай так больше не будем?
Принцесса дотронулась до колючек, обняла до крови.
Пещера потеплела.
Дракон укрыл крыльями.
— Спи, родная. Больше не будем.

Принцесса и дракон

— Гера!
— Бегу, золотце!

В последнее время принцесса хандрила. Капризничала. Надувала губы и плакала в подушку. Дракон бегал вокруг. Исполнял желания. Бился о стены от непонимания и усталости. Быть драконом капризной принцессы было нелегко.

— Обними меня!

Гневно-надутые губы, взъерошенные волосы… Хотелось закрыть лапами глаза и уши, залезть в дальний угол пещеры и появиться, когда золотце снова начнет улыбаться.

— Конечно, милая!

Дракон сделал колыбель из крыльев и обнял принцессу. Ему казалось, будто все иглы мира впились в его шкуру, будто он держит огнедышащего ежа.

Нежно покачивая принцессу, он напевал колыбельные, рассказывал, что скоро придет весна, что мир не умер, а просто спит, что она — его самая любимая девочка…

Огнедышащие иглы стали мягче. Туча на лице казалась не такой черной и гневной.

Принцесса обняла лапу дракона:
— Люблю тебя. Не сердись.

Гера не сердился.

Принцесса и дракон. Продолжение

— Гера, расскажи про весну!

Принцесса грустила. Третий день мир заметало туманами. Принцесса куталась в пеструю шаль и пила имбирный чай, но веселее не становилась.

—Золотце, придет, придет твоя весна!

Гера метался по пещере. Когда принцессе грустно — грустно всему миру. Птицы молчат, листва жухнет, солнце не просыпается.

— Золотце, не грусти!

Принцесса не грустила. Просто ноябрями она переставала верить в весну. В тепло. В солнечный свет и ласковый ветер. В зелень листвы и аромат пробудившейся земли.

Дракон обнимал. Он не умел возвращать весну раньше времени. Не знал, как вернуть лучики в глаза принцессы. Но верил, что своим теплом сможет чуть-чуть отогреть ее замерзающее сердце и она дотерпит до весны. И улыбнется как рассветный луч. И все вокруг будет петь и жить.

А пока только обнять. И молча держать. И верить.

Принцесса и дракон. Сны

Золото на голубом. Чьи-то пожухлые мысли. Подтянутость…

— Гера!!!!
Навзрыд.

— Что случилось, золотце? Опять плохой сон?
Лицо утыкается в крылья!
— Гера!!!! Не уходи по вечерам больше. Мне совсем не спится без тебя. Без твоих бархатных лап и убаюкивающих мотивов сказок.
— Гера, я посплю еще…
— Спи, мое золотце.

Дракон нежно обнял свою принцессу. Почему спящие, они так похожи на ангелов? Ресницы ее подрагивали в такт дыханию. Завитки волос чуть щекотали крыло. А от щеки веяло такой умиротворенностью, что Гера чуть не замурлыкал от удовольствия.

— Дракон, дракон, — проворчал он. Кто бы знал, чье сердце скрывается под непробиваемой шкурой. И уснул рядом.

Ночь окутала их мягкой периной, звезды выстроились в таинственный хоровод, птицы допели колыбельные.
Уют царил.

Еще о драконе

Гера!
Принцесса потянулась. Я не хочу сегодня сказок. Я хочу по-настоящему. Солнца и дождика, теплого, словно само солнце льется сверху, окутывая золотистой пеленой.
Я хочу босиком по траве и наперегонки с ветром.
Я хочу гул летнего марева и шепот моря.
Я хочу…

Дракон обнял.

Расправляй крылья. Мы понесемся в обнимку с ветром. Будем купаться в солнце и целовать дождь.

Расправляй крылья. Я унесу тебя в сердце лета и спою вместе со звездами.

Расправляй крылья. Время сказок закончилось. Летим в настоящее.

***

Золотистый ветер нежил и обволакивал. Крылья несли все выше и глубже, словно падая в высоту.

Одиннадцатая жизнь была слишком непохожа на предыдущие.

И как моя малышка смогла шагнуть в мою одиннадцатую? — задумчиво шептал дракон.

А малышка доверчиво обнимала. И неважно было как, когда рядом был кто…

Принцесса и дракон

Принцесса привыкла быть похищенной.

С детства ей рассказывали о злых драконах, пещерах, набитых сокровищами, битвах с принцами… принцесса хотела дракона. Чтобы улететь на его могучей спине, далеко-далеко от принцев.

Я сплету тебе айвовый венок и подушку набью травами, будем ходить босиком по полям и собирать песни…

Гера был тем самым. Драконом из ее снов. Она гладила его непослушную шкуру, а по ночам требовала сказок и засыпала под его крылом.

Он сдувал с нее пылинки и носил на руках. Перебирал когтями арфу и становился нежным.

Их сказка была на двоих. Золотисто-пряная и капризно-нежная. Их планета была на двоих. С розовыми рассветами и падающими звездами.

— Что ты загадаешь сегодня?
— Тебя, мое солнышко.

И сказка длилась. На двоих.