Так начинался июль

Ночь.

Два тридцать утра. Будильник выдергивает из сна и рождает единственное желание — спать еще. А потом еще, и немного еще.

Согреть чаю, собрать вещи… Такси обещают минут через 7, значит можно успеть. Но оно приезжает через минуту, и пока горит спичка, успеваешь одеться, собраться и выскочить из дома, застегиваясь на ходу.

Небо медленно расстегивало и сбрасывало темноту одеяла. Словно поделенное надвое. Часть сиреневых облаков и рассвета, часть — серое непроглядное одеяло.

Запах сосен пьянит. Кажется, что из разгоряченных стволов капает смола, пронизывая лес этим терпким и прозрачным ароматом.

Сок, изрытый островками, и десятки разных птичьих голосов.

Это понедельник, день, который открывает неделю и в который неделя перетекает. Круговорот понедельников в природе. Окунаю ладони в его неспешность.

Неделя, в которую нам не сиделось. Царев Курган, Зеленая роща, Золотой бор, дача… Да, мы даже до дачи добрались. Между малиной и вишней отыскивая друг друга. Чада кричит на весь участок. Раскатистое «маааам» звенит эхом, а я вспоминаю себя, постарше даже. Мне тоже нравилось здесь кричать. До звона. Это же моя территория. На которой можно свободно. Ходить голышом, говорить в полную силу, есть ягоды с куста, заваривать травяной чай из всего, что растет… Дачный чай — вообще отдельная тема. Листики смородины, абрикоса, вишни и малины. Аромат потрясает обжигающей свежестью…

Четверг (неделя выхватывается в сознании кусками). Неформальное стихочтение у ног храма. Утром, пока чада бегает через «этот прекрасный фонтан под Паниковским», я вполголоса декламирую строчки, пытаясь поймать ту самую интонацию, которой обычно нет. И внезапно, вместо монотонного и отстраненного, рождаются тоны. Чуть заметные оттенки и паузы. Словно раскачиваешь слова и запускаешь их в воздушное путешествие. Летят. У ног храма.

Под градусом лета

На одном градуснике +33, на другом — 39.

Ты рисуешь лунную дорожку, смешивая краски, белую и желтую. Чтобы получился тот лунный неповторимый цвет. А рядом стоят стаканы. С ромашкой для горла. С липой — для температуры. С вином — для успокоения.

А вечером выскакиваешь в охлаждающийся город. Пусть волшебные руки разминают камни спины, чтобы потом окунаться в закат. Это удивительно. Окунаться в закат вместо рассвета. Чувствовать закат, каждое мгновение опускающегося в красную полоску солнца.

А потом быстро в первый попавшийся и весьма неплохой супермаркет, потому что ужин за тебя никто не приготовил, а на часах почти 10. И на утро по кругу. Или почти.

И выдохнуть в пятницу. Выдохнуть, включить музыку, сесть на пол, поставить рядом печенье и чай и писать, пока хватает букв. И размышлять, выберет ли тебя рассвет или ты провалишься в сон, прежде чем решишься выйти из дома.

И так до бесконечности. Мысли спиралью. Глаза уже спят. А ты все еще бросаешь мысленные орел-решку, решая, таки нет или все же да

Здравствуй, утро!

Утро улыбается серым золотом. Хлопает по щекам пением птиц — ты точно проснулась?
Свежесть кружит голову воспоминаниями. Годы меняются, а аромат пробуждающегося мира остается. В нем много зелени и влаги. Пустоты и последней паузы перед новым насыщенным днем.

Это неделя утр. Я начинаю ее в 3 часа в понедельник. Еще темно. Такси мчит к точке слияния рек. Мост, розовое небо… Так встречают рассвет среди июня. Рассвет в 4 утра, 4:14, точнее.
Я заканчиваю ее ночью на Ширяевском берегу. Ожидая рассвета и растворяясь во встающем солнце.

Летние снега

Ароматный и плотный пуэр разбавляет вечер. Я сижу на столе, обхватив чашку двумя руками. Да-да, большую, огромную, чашку-бульонницу и пью из нее пуэр, оставьте тапочки себе. Обхватив чашку руками, слушаю яркий монолог друга детства. Мы знакомы столько, сколько не живут вместе, вместе и не выжили бы. А так, наездами, наскоками, энергетическим вихрем и кучей новостей. Год за годом. Встречаясь редко, но за полночь… Я редко дружу. Редко остаюсь с людьми долго. Он — удивительное исключение…
***
В первый день лета падает снег. Где-то в области фотографируют хлопья и сугробы. Настоящие летние сугробы. Включаю в аромалампу корицу, достаю свечи. Снег — значит, пора возвращаться в уютный мир пледа и теплого света. Горячего шоколада и пряных ароматов.

Выпустить пар. После сложной недели. Эмоционально ужасной. И насыщенной непривычной занятостью. Внезапно пишу курсовые. Две за 5 дней. Курсовая за 2 дня. По теме, которую не знаю. Мозг выхватывает знания. Пальцы бегут по клавиатуре. Когдатошняя страсть познания оживает на кончиках пальцев. И текст местами складывается в стройность.

Мой мир покрывается текстами. Писать и читать. Не об этом ли мечтала я когда-то? Читать и писать…
А я продолжаю искать себя. Внутри текстов и на поверхности. Проживая сюжеты и выбрасывая их на электронную бумагу…

Учусь наполняться

Сливочное солнце плавится закатом. Молочно-белое небо, ледяной ветер и остывающая жара. Троицкий фестиваль. День, когда складывается все само. Когда сил планировать и ждать уже нет. Когда делается так, как хотелось бы, но без моих усилий и ожиданий…
***
Это неделя природы. Неделя, когда сначала ты жестко планируешь, а потом опускаешь руки и оно наконец делается само. Когда сил больше нет, тебя подхватывают крылья. Но как редко удается признать, что силы закончились. Что единственное, на что ты способна — отдать сердце в Любящие Руки Творца. И доверять. Удается секундами. Вот сейчас я доверяю, а через мгновение — я сама. Сама. САМА.
***
Ширяево. Маршрут, который изначально прокрутился в голове, я, конечно, сделаю. Но лучше одна. А пока с чадой мы вальяжно сидим в кафе на берегу. Уплетаем вкусную, на свежем воздухе, еду, идем к горе. Забираемся и сидим там. Наслаждаясь моментом. Я не хотела торопиться. У меня почти получилось. Я поймала себя на том, что во всех наших путешествиях бегу. Нужен результат — дошли, сделали, прошли… Находиться в процессе для меня невероятно тяжело. Я любуюсь, а через секунду срываюсь на бег. Закрываю глаза и прислушиваюсь. Впитываю мир кожей. Не получается. Хочется рваться. Но рвение бесполезно. И я учусь наполняться…
***
Волга обнажает душу. Выворачивает струны.
Ностальгия. Забираюсь в старую Самару. Хлебная площадь. За Речной вокзал. В тот уголок, где когда-то было очень спокойно и ужасно грязно. Сегодня два буксира, Волжский-212, шумящий, скрежещущий… Обгорелое бревно становится скамьей для дум. Ностальгия по небывшему. Это не мои места. Здесь почти нет ассоциаций. Но ноги сами идут. Над водой — свинец неба. Серая скорая вода, плеск которой заглушает 212-й. Вслушиваюсь в себя. Зачем ноги пришли на эти камни?
Я бы хотела жить с вами
В маленьком городе
Где звон колоколов
Цветаева молоточками стучит внутри. Спину оттягивает фотоаппарат.
Молодость.
Хочется еще этих улочек.
Центр, который уже давно лишь история, далекая от основных Самарских мест.
Волга обнажает. Сегодня я не хочу снимать шкуру и иду выше. Улочкой, которая приманила, хотя не ассоциируется ни с чем. Ностальгия по небывшему. Другой воздух города. Хочется сорваться и поехать. Бродить по чужому городу. В одиночку. Впитывая атмосферу. Кожей здороваясь с новым воздухом

Возрождаясь

Отрезаю лепесток горячего хлеба. Сыр. Зелень. Холодное мясо в специях. Обед холостяка около открытого в майскую листву окна. На подоконнике случайно собравшаяся зеленая композиция — цветы в горшках, на удивление живые до сих пор, зеленое яблоко, авокадо и букет каких-то полевых ароматных собранных вчера чадой — просто и бесконечно мило.

Мы бежим с чудой через новый фонтан. Попадаем под струю и хохочем, оказавшись на сухом пространстве. А потом — еще и еще. Пока не сгущается вечер.

Открываем сезон. Гуляем почти все время кроме сна и обеда. Босиком по песку в закате. Привычный маршрут, без которого вечер становится пустым и пресным.
Золотой бор. Смола и птицы. Я бы там жила…

А ЧадоЧудо незаметно выросла. Умеет играть сама. Придумывает игры, истории, правила. Внезапно сама полностью оделась — сотворив даже прическу, подобрав себе одежду… Она переламывается, а мне нравится большая. Та, с которой можно по-взрослому говорить, идти, размахивая руками, дурачиться, осознавая игровой момент… С ней легче и интереснее. Возможно, новорожденные — это волшебно. Но мне нравится этот подрастающий комочек…

90-е

Перед глазами плывут свободные 90-е.

Подростки и молодежь с пивом и водкой усеивала набережную, не перегороженную металлоискателями и полицией.
Сидели на газоне, вполуха слушали концерт и ждали салюта. Потом оравой ставших родными за фейерверк людьми топали наверх, штурмовали трамваи…

Сидя на цивильной, чистой трибуне, любуясь концертом на 5 экранах одновременно и заодно на сцене, которая ровно напротив меня, я задумалась.
То ли возраст воспринимает старое как хорошее. То ли чувствуешь себя обезьянкой на привязи, зная, что площадь огорожена и абы кто не пройдет…

Нынешняя молодежь не знает иного формата. Зож, условия, полиция…
Чинно. Правильно. Праведно…

Наши чувства не оскорбляли. А если, то решали мы это сами.
Мы никому ничего не были должны.
Мы отвечали за свою безопасность и жизнь сами. Временами криво. Но мы не были в охраняемой клетке.

Наверное, сейчас лучше. Спокойнее. Цивилизованнее. Даже точно.
Но ощущение марионетки не исчезает.

Неделя первомая

Мелодия моих мыслей замедляется и дает услышать мелодии вокруг. На кухне шумит холодильник и иногда чайник, еще что-то позвякивает в ушах, наверное, тишина. Соседи хлопают дверью и иногда изображают слонов в чугунных тапочках. За окном трамвай подпрыгивает на стыках рельсов, палец стучит по беззвучной клавиатуре, машины целуют мокрый асфальт, дождь шепотом прибивает пыль, и аромат врывается сквозь закрытое окно как память о нескольких минутах «до» под этим самым, тихим и остановившем движение времени, дождем. Когда вместо привычного быстро добежать, захотелось длить и чувствовать, открывать и воспринимать…
***
Только ленивый в эти дни не делает фото с танком. Я рассматриваю в полглаза. Серо-защитные монстры, демонстрирующие мощь государства. Впереди 9 мая. Опошленное как и многие другие праздники. Дети стайками маршируют, чеканя военные песни. Наверное, так воспитывается патриотизм. Почему не воспитался во время оно у меня? Когда маршировали, ходили на плановые линейки и прочие акты поддержки Великой победы? Почему нынешний ура-патриотизм воспринимается как пошлейшая пошлость? Почему? Впрочем…
Я люблю родину.
Я очень люблю родину!
Синий свет, свет такой синий!
В эту синь даже умереть не жаль.
Ну так что ж, что кажусь я циником,
Прицепившим к заднице фонарь!

Неделя наполовину

Вертолеты, воздушные подушки, дрейфующие льдины, фланирующие люди… Оживающая набережная. Обнаженные головы, неустойчивый ветер…
Волга прекрасна в любом цвете — тёмно-синяя и свинцово-серая, голубая и с зелёным отливом. Переменчивая как женщина, ласковая как кошка, бескрайняя как мысли.
Вдоль. Волги. Кромки песка. Ползущих облаков.
Вдаль. Ловить каждое мгновение у воды.
Срываться на бег, но успевать. Хотя бы на пару минут. Пока не унес ветер и не смыли дожди.
Почки. Набухают и дразнят. После этой бесконечной зимы хочется перед каждым будущим листиком опуститься на колени и хранить. Не дыша любоваться пробужденной травой. Пересчитывать просыпающихся насекомых и давать имена выжившим и проснувшимся.

Неделя наполовину.
То ли дождь со снегом, то ли солнце с ветром. Ловим с чадой все, что ловится. Радуемся всему, что радует. Продолжаем учиться взаимодействию без слез и криков каждую минуту совместного существования.
Неделя громких мыслей. В который раз отпущенных драконов. Акриловых красок по всей квартире. Дзена и сна. Сон валит с ног. Утром. Днем. И вечером. Разлипаю веки. Укладываю чаду и неизменно засыпаю рядом. Вновь разлипаю веки. Умыться.Взять шоколад. Продержаться немного и снова в сон. Зимняя спячка неожиданна и беспощадна.

Прометей и жизнь в соцсетях

А быть отмеченной огнем не страшно?
Нет, только смотрят тебя теперь тысячи, а лайкают десятки, процент падает, но ты всё равно герой. До тех пор пока.
Ладно, подождем.
Так зажегся Прометей около имени. Заметила его не сразу, поздравления приняла с удивлением…
***
Серая Волга туманна и прозрачна. Дождь привычно сбивает апрельскую пыль, работая дворником для аллергиков…

Эта неделя насыщенна и полна. После выпадения из ритма на десять дней восстанавливаться нелегко, но я рвусь.
Освежить стрижку, откомментировать недовольных, полюбоваться собой… Бегать везде с чудой, максимально подстраивая луки…

Неделя, окунувшая в VK. Какие-то тексты, которые пишутся левой пяткой на коленке потому, что.
Параллельно жизнь набирает обороты. А я — отвыкла. С удивлением взираю на людей, машины, город. Словно, меня в нем не было десятилетия.
Здравствуй, город, ты ли это?

И только вечер пятницы окунает.
Альбом ханга, фото в лайтруме, за окном безлунность, на часах за полночь…
Подбиваю оставшиеся дела, наслаждаюсь тонким ароматом иланг-иланга… Вступаю в завтра, не перешагнув из сегодня. Посиделки за полночь удивительны этим перелетом из одного дня в другой, пока ты еще остаешься во вчера…