Перемен череда

И снова какао-пятница, от которой теплеет душа — как просто подарить хорошее настроение дождливым серым днем.

Еще одна неделя на двоих с ЧадоЧудо. Каждое утро я тихо выскальзываю из-под одеяла, ежусь и делаю зарядку, параллельно проверяя, приготовила ли мультиварка наши «древние» каши — овес или полбу, полюбившиеся чаде. Чада встает через час. Кормиться предпочитает с ложки и частично в обнимку. И утром можно. Мы перестаем торопиться и начинаем просто успевать. Выбегаем из дома вовремя, прыгаем по ступенькам и кружимся, ожидая зеленый свет. Здороваемся в маршрутке с привычными пассажирами. Мама, а вон тетя какая красивая, видишь? И ногти красные, и волосы кудрявые… Тетя сдержанно краснеет, я привычно слушаю. Чаде нравится, когда красиво. Наши с ней красивы совпадают не всегда, и я учусь принимать без критики.

Мы берём тайм-аут во вторник и отдаемся во власть фотоаппарата. Читаем и рисуем, обнимаемся и играем. Под дулом объектива. Настоящие ли мы? Фото уверяют, что да. Живые в живых условиях.
А вечер мы проводим в подзабытых гостях. Эти дни вообще наполняются гостями. Мы или к нам, но жизнь вдруг насыщается встречами, давно ожиданными и случающимися только теперь.

Понедельник чада проводит со мной и татианинцами, по-деловому топая на кухню за чаем и конфетами.

Я снимаю шапку и привычным (!) жестом встряхиваю волосы. Ту длинную шевелюру, которой никогда не было.
За окном розовые облака. Розовые с серым. А под ними бледно-голубое небо, через час добавляющее цвета и солнца.

Дни обретают бесконечность. Обрастают событиями, открытиями, людьми…
Сесть ужинать в 9 вечера, успеть утром спуститься вместе к Волге, обуютить гнездышко, выстраивая цветовую гамму каждого уголка. Новый ритм наших дней.

А в пятницу случается арфа. Чай. Полумрак. Обнимашки. Которые просто. Но оживляют.
Пол усеян подушками. Родные лица. Их тоже не было давно. Все вновь, иначе и наконец-то. И пишется. На одном дыхании и не всегда в склад. Но на волне и с радостью

Безвременье дома

На маленьком столике разложены листы А4, спешно купленные в соседнем магазине, ручка, телефон, дымящаяся чашка, напротив зеркало, отражающее мальчишескую голову, замотанную жёлтым шарфом. Ручка чертит схемы, голова пробуждается от долгой спячки. Хочется жить. Каждой клеткой вбирая жизнь.

Утро началось под позитивного Трейси, прочитанного однажды и требуемого сейчас. Материальность мысли, актуальная сегодня, мышление, творящее реальность, ограничения, существующие только в голове.

Матовый абажур рассеивает свет, из колонок бьет подзабытая музыка. Одна, вторая, бесконечным потоком льются звуки, аромалампа источает вкусное тепло…

Мы кутаемся в желтые шарфы с чудой и бежим на улицу. Бежим. Кружимся и обнимаемся — еще одна оживающая картинка.

Хотите какао? Мужчина протягивает бумажный дымящийся стаканчик. Это для ребенка. А вам сейчас прям горячий налью. Переглядываемся с чадой, зажимая напиток в руках. Благодарим и, обжигаясь, бежим дальше, на ходу обсуждая, как это прекрасно — морозным утром получить порцию какао и улыбок на улице.

Эти новые дни. Сдобренные безвременьем дома, в котором нет часов. Можно ложиться, не думая о графиках, готовить по вдохновению или уплетать печенье с фруктами. Лежать на полу. Слушать целыми днями музыку. Пить чай из огромных бочонков. Встречать гостей, вновь и вновь заваривая чай. Потому что в этом доме пьют чай. И встречают объятиями…

Между будет и многоточиями

Пока базовые истины не выточены в гранит, я просто иду по этой неделе. Наполняю ее выбеганием из дома, сомнамбулическим желанием спать, истериками на пустом месте, поиском нового и путешествием к себе.
Итоги не пишутся, ибо итогов нет. Все, словно, в воздухе. А воздух наполнен ожиданием.
Хочется писать свое любимое «это потом я…» дальше в зависимости от. Но это загадочное «потом» пока слишком загадочно, чтобы писать. Поэтому паузы и многоточия. Кидания из стороны в сторону и поиск баланса. Внутреннего и внешнего. И постепенное, слоями складывающееся внутри, «будет». А что будет — увидим.

Учиться видеть

Миллиарды звезд высыпали на небо утром среды, чтобы поздороваться со мной. Иду, задирая голову и восхищаясь чудом 5-го Евангелия. А звезды складываются в созвездия как на картинке и будто бы даже с прочерченными линиями между. Спускаются вниз к крышам домов, тонут в вышине, большие и маленькие, яркие и не очень, кто-то из них проделал путь в миллионы лет, чтобы встретиться сегодня со мной и рассказать об огромности и гармоничности этого мира…

Пятница оказывается днем музыки. Что-то щелкает в груди и говорит: пора вновь заполнять музыкой пространство дома. И мы слушаем. Вивальди в исполнении аккордеона, потом срочно ищем аккордеон отдельно, потом сравниваем с баяном, заканчиваем феерической «Хава нагила», а вечером повторяем по кругу, отыскивая заодно скрипку и контрабас. Не пора ли мне за знаниями по музыке куда-нибудь, дабы не объяснять на пальцах различие струнных инструментов, например…
А еще пятница — день уюта. Надвигающейся зимы. Прозрачного воздуха осени с пряными оттенками ароматной листвы.
Если замереть — осень становится прекрасной.

Что было еще? Майки «для близняшек» с прекрасной Дашей. «Дневная красавица» от Бондаренко. Дообработанное ню. Идея фотопроекта, обретшая наконец словесную форму…. Что-то еще? Было. Не для печати, ибо непередаваемо…

Пронизывающая любовь

Сегодня вокруг аромат прелой листвы. Терпкий и манящий. Хочется шуршать желтизной, впитывать последние отголоски природы, гнездоваться… Мы идем внутри горы. Царев Курган. Слева отвесный склон, справа — чуть менее. Слоящиеся валуны, желтые березы, переходящие в сосны. Здесь абсолютная тишина. Маленький островок в скольки-то метрах от оживленной трассы. Природные чудеса. Четверг. Выбравшиеся с чудой еще и еще ловить осень. Пока она есть.

Это неделя о любви. Начинается с Христа, посылающего на проповедь малое стадо, и завершающаяся Его все пронизывающей любовью.

Дни пролетают сквозь меня, не оставляя воспоминаний. Словно, все происходит не со мной и не по-настоящему. В памяти хранятся только обрывки.

Вот я прибегаю перед фотосессией домой. Сбрасываю с себя всю одежду, подхожу к зеркалу и ощущаю прекрасность тела. Это не просто слова. Очень редко в суете, да и в нашей целомудренной культуре, можно подойти обнаженной к зеркалу и медленно рассматривать собственные изгибы. Не критически выискивая недочеты, а с благодарностью принимая каждую складку, линию, точку. Потому что это я. Скроеннная в соответствии с гармонией мира. И его красотой во всех ее смыслах.
Неделя любви. И наконец-то к себе тоже…

Утро жизни

Бывают недели, которые льются буквами. Недели, которые захватывают событиями. Эта неделя — очередных пауз, размышлений, скрупулезного подбивания каких-то оставленных дел, борьбы с насморком и осенней разбитостью. Это неделя осени со всеми ее «плюшками» в виде пронизывающего ветра, текущего носа, тотальной лени, желания гнездоваться, быть котенком на печке, чего-то еще…

Непокидающий внутренний раздрай. Вроде, нужно куда-то бежать, делать, включаться. И непрекращающийся тормоз. Оживающие сны. Мир, словно, сходит с ума…

Среда. Чада просит прогулку вместо детского центра. Парк Гагарина. И вдвоем, как все лето. Не рассчитав только, что мама приболела, за окном октябрь, а сезон аттракционов закончен. Переставляю ноги. Парк. Листья. Пронизывающий ветер. Расстроенная чада. Сложно назвать это прогулкой…

Неделя матраса и отсыпания. Спать сутками напролет. Утром, днем, вечером. Организм берет паузу перед грядущими прыжками.
Варю косметику, экспериментирую с сочетаниями. Блокирую соцсети по таймеру и начинаю продуктивнее работать. Выправляю заброшенное безразличием.
Упасть — встать. Упасть — встать. Пришла пора вставать?

Суббота, хвостик обогревателя и немного мыслей

Крещение. Я впервые фотограф, а потому делаю кадров больше, чем нужно для красивой истории, на ходу представляя, как фото ляжет в чб формат.
Суббота. Дождь. Подзапылившиеся резиновые сапоги. Привычно подбираем с чадой одежду друг под друга. Сапоги в одном стиле, розовые куртки, намотка коричневых шарфов. Можно идти. Храм. Чадин день ангела. Она привычно пробирается вперёд и в центр. Как ей удается — загадка. Я проскальзываю за ней, снося попутно всех огромным рюкзаком и бросая извинительные взгляды на терпеливых прихожан. Запивка после Причастия. Толпа потоком идет от двух Чаш, женщина регулирует, поздравляя и вручая каждому кусочек просфоры. Неожиданно восклицает: куда своими руками в благословенную церковную утварь (пластиковая мисочка с просфорами в ее руках), и через секунду другим: с Причастием вас… Картинки.
Само крещение оставляет послевкусие. 40 минут священник бубнит, не отрываясь, молитвы. Наверное, мне повезло. Из 6 крещений, участником и свидетелем которых я была, такое только одно. Все остальные были с понятными и интересными комментариями, позволяющими не стоять столбиком, а именно участвовать в Таинстве…

Неделя взросления. Словно, начинается настоящая жизнь вместо мечты, выдумок, детства, ненатуральности… Взросление.

За окном морозит, дома трудятся обогреватели. Один усердным хвостиком путешествует по комнатам вслед за мной.

В понедельник весь город сходит пробками с ума, видимо, празднуя отставку губернатора. Уже утром, впрочем, коллеги-журналисты виновато открывают, что простой люд вообще не в курсе дел, да и какая разница, кто у руля…

А четверг ждет другим кино в чайном Чайковском. Пол, укрытый коврами, тонкие подушки, дымящиеся чайники, эмоциональный Бондаренко… Сижу на полу, перемещаясь под властью объектива, стараясь передать атмосферу вечера, а не только хронику.

А пятницу провожу в обнимку с чудой, думая в который раз, не устраивать ли нам еженедельный выходной, состоящий только из обнимашек? Мороженного и вкусняшек?) Вопрос повисает в воздухе, пока чада укладывается спать в моих сонных объятиях…

Оживающее

Неделя, сотканная отрезками.
Наполненная чудой, с которой внезапно хочется быть, не отрываясь.

Мы идем по закату в воде. Розово-сиреневое небо и обжигающая Волга. Бежим. Обнимаемся. Играем. Это оживающая картинка.
Эта неделя полнится ожившими картинками. На мгновение становится жутко: оживут ли все? И отпускаю. Потому что не от меня сейчас зависит. Или от меня?

Ступор. Внутренний ступор. Не хочется писать. Говорить. Двигаться.
Смотреть в одну точку. Перемалывая, переламывая внутреннее.
Пишешь изнутри, четко осознавая шквал вопросов, который обрушится сетью вслед за. Пусть будет. Вопреки шквалам.

Вкус жизни

Небо стремительно бежит на восток. В нем два слоя. Даже три. Ясно-голубой, розово-облачный и серая дымка, спешно снимающаяся и задевающая крыши высоток. Суббота. Я стою в привычной точке у ракеты, набрасываю текст, ищу глазами розово-голубые островки, жду солнца, которого не хватило вчера и плотнее закутываюсь в клетчатый шарф. Плюс 12 ощущается как внезапная зима.

Понедельник. КофеБин. Словно, после долгой разлуки вернулась домой. Сажусь на любимый диванчик — Волга слева. И люди вокруг всё те же. Подушки под спину. Чай. Дзен.
Можно писать. Думать. Оставлять суету.
На улице толпы молодежи от 7 до 20. Выросли из ниоткуда в каком-то нереальном количестве. И, глядя на них, очень четко идентифицирую себя со взрослыми и с тридцатником за плечами. А впрочем, возраст с каждым днем кажется все прекраснее, не знаю, буду ли я так думать годам к 70-ти, а сейчас наслаждаюсь.

Серая акварель рассвета. Мы собираем сухоцветы, перемежаем шалфеем, слушаем песню ветра и зовем солнце. Вместо него тысячи серых оттенков на пробуждающемся небе.
А вот еще у меня есть каштанчик, я его хочу на Барсуке посадить, и рябинку… Я сразу вспоминаю притчу о богатом отце, показавшем сыну бедняков, и ощущаю, что такое свобода и мир, данный человеку для возделывания. «Был для всех всем» встает сюда же. Это вторник. Две удивительных и очень разных фотосессии, в разных точках, разных стилях. Но одинаково прекрасные встречами и настроением.
Вы меня не помните, я в храме на Рождество был, Вы же фотограф? Отставляю руку с термосом и сканирую память. Конечно, не помню. Но приятно быть узнанной. И как-то очень легко разговаривать по дороге домой, наблюдая, как молодой человек бережно и торжественно держит мой осенний сухоцветный букет.

А в четверг я рвусь на природу. Встречать день рождения вдали от суеты. Маршрут кажется почти увеселительной прогулкой — забраться на Лысую гору, посидеть с полчаса, а потом дойти до Барсука и вернуться домой. Карта обещает, что я справлюсь минут за 30 с переходом между горами. Обещает. Но телефон решает упасть. И карты нет. А желание и планы остались. И я иду наугад. А потом ощущаю вкус жизни. И всем существом своим радуюсь дню рождения. Если бы можно было хранить это ощущение в себе всегда…

Проводы лета

Осязаемый свет сквозит через матовую листву. Только подойдя ближе, понимаю, что это дым осенних костров. Мы с чадой поднимаемся по Загородному парку — эта неделя расслаблена на поездки — пора приводить дела в городе в порядок. Брови. Ресницы. Стрижка. Осенний look с желтыми брюками, парой к которым стоят резиновые сапоги цвета неба и зонт цвета радости… Неутешительный прогноз обещает дожди уже через несколько дней, а значит пора запасаться терпением и гардеробом (впрочем, дождь не торопится исполнять прогнозы).

После суеты последних полутора месяцев очень странно неделю быть дома. Мы позволяем себе вылазку только в четверг. Провожать лето — громко декларирую я, объясняя чаде, зачем мы едем. Подгоры. Проводили. Правда, хочется еще и еще. Золотой ЗаВолги, глубокого и бескрайнего неба с парящими птицами, непередаваемых ароматов и прочего очарования природы, к которому прикоснулись.

А в пятницу чада возвращается после каникул в детский центр. Мы идем, одинаково завернутые в желтые брюки и синие майки, и ловим очередные взгляды прохожих. У меня первые полтора часа свободы и тишины в утреннее время за последние полтора месяца. Полтора часа… Я бегу к Волге. Да, все лето я была на воздухе. Но Волга осенью. Утром. В одиночку. Это то, ради чего стоит бежать, чего ждешь ежегодно. И ежегодно ныряешь в эту нереальную синюю тишину. Почти пусто. Разуваюсь и босиком иду вдоль кромки воды, любуясь осенними волнами, вдыхая это особенное спокойствие. Хочется кричать, плакать, смеяться, обниматься одновременно. Сидеть в тишине и бежать, раскинув руки. Говорить и созерцать. Обниматься и быть одной. Меня сносит волной эмоций и убегаю наверх. Туда, где толпами снуют наряженные в бело-черную форму школьники, их родители, аляповатые букеты… Гудящая жизнь…

Оранжево-зеленое небо и золотисто-коричневый свет, разлитый по улице. Отголосок тени на асфальте и шумящие осенним ветром деревья. Суббота. Половина шестого утра. Традиционно выхожу из дома и ловлю утро. Если бы в моей жизни не появились эти утра, многое бы затерялось. Но они есть…