Ну что ты молчишь?
Я верю
Когда ты словами дышишь
Когда никого не слышишь
Когда ты бежишь по крыше
Когда ты роняешь мысли
Когда обнимаешь крепко
Когда укрываешь зябких
Когда ты спешишь и видишь
Что все не совсем в порядке
Что нужно обнять до хруста
Что нужно молчать и слушать
Я не молчу
Я верю
Когда ты молчишь так громко

Где ты мой параллельный друг?
Я иду, не вытряхивая снег из своих сапог,
Ветер бьет наотмашь все время в лицо,
Мысли давно порвались, осталась одна.
Феникс мой, возродись из пепла, вернись назад,
Я устала идти одна по колено в снег,
Я хочу прижаться к твоим теплым губам,
Слушать как тает снег на ресницах, прижатых к тебе.
Свет очей моих, мой параллельный родной,
Я привыкла идти, чуть касаясь, и быть твоей,
Я скучаю по теплоте камина, твоим горячим рукам,
Возвращайся в уют наших параллельных дней

Я живу без часов,
Мое время — вечность,
Минуты — улыбки родных.
Я отсчитываю мгновенья
Мимолетными встречами,
Наполняюсь объятиями,
Их транслируя в мир.
Нет ни дней недели,
Ни времени года —
В январе — март,
В сентябре — апрель.
Около любимых время — вечность,
А без них отсчитывается само по себе

Что толку от твоей руки
В неделю раз сжимающей запястье
От на меня смотрящих глаз
И замирающих от счастья
Что толку от твоих шагов
И сердца в паузе от звуков
Объятий ровно пять минут
И чая в крошечной посуде
Что толку от твоих стихов
Как камнем выбитым в пещере
Ты слишком молчалив и дик
Двойник из зеркала
Ты слишком

Свить канаты из криков волн
Парусиновый бег в лицо
Там за шторкой из серых сёл
Лобовое грустит окно
Побежать паруса накреня
Кораблем ощущая пыл
Якоря поднимать, якоря
Неостывшего бега предел

Опусти меня в Галилею
Я пройду по твоим шагам
Я растрепанность мыслей заклею
И пошлю ответ голубям
Воскрешу каждый день и чадность
Вспомню холод, жару и боль
Опусти меня В Галилею
Я вернуться хочу с тобой
Мне чего-то опять не хватает
Вместо чада — колючий волк
Заверни меня в пледы рая
Спой мне на ночь чего-нибудь
Укачай на руках в объятьях
Посиди рядом, пока я сплю
Опусти меня в Галилею
Воскреси все то, что люблю

Если стала плотью любовь,
Что нам в мире еще осталось
Открывать до костей без оков
В свое сердце впуская распятость
Если кроме любви пустота
Просто вакуум и беспространство
Разрешим ей окутать сердца
Возрождая себя в вечность красок

Невыносима легкость бытия
Под кожей строчки саксофоном рвутся
Под вечер платье кажется ненужным
Коса сама собой расплетена
И нежность рук как трепетная песня
Как долька шоколада тает на губах
Ты соткан весь из радужных соцветий
И растворен как феникс в облаках

Предрождественское

Болящая надежда исцеляется только любовью,
Раны глубже, чем в сердце
Руки ее успокоят,
Смажут распятым елеем,
Милостью перевяжут.
В ясли приходит младенец
Мир исцелять сквозь распятье
Мир обнимать перекрестьем
Рук с невмещенной любовью.
Воздух роняет соцветья
Сорванных рваных покоев.
Мир исцелеет любовью,
Каплей росы на рассвете,
Созданной для свободы,
Пролитой на столетья.
Раны болящей надежды,
Раны пропитой свободы
Целятся только любовью,
Миру зашедшей под кожу

Расцветает гиацинт на окне
Поцелуй среди метелей и вьюг
Ароматная струйка любви
Посреди зимы и разлук
Расцветает на окне рождество
Приближается неслышной волной
Островок любви между бурь
Огонек светящий тобой