Кисточка в руках
Рисует подсознание
То ли странный страх
То ли наказание
То ли повернув
Лист начать с начала
То ли жить в кустах
Голову запрятав
Подсознанья бой
Не на жизнь а на смерть
То ли жить начать
То ли выживанье

И когда в одной точке сольются
Небо с землёй
Мы взмахнем крылами
И просто пойдем по небу
Раскрашивая душу широкими мазками
Солнечного света
Добавляя в радугу пение птиц
И сливаясь с гармонией мира
Чтобы просто петь
Пока стучит сердце

Сюжеты

Это вечный сюжет из сказок —
Ты же тоже знаком с ним, знаешь,
Как сжигается шкура лягушки,
Рвутся перья, бросают гребни…
А потом в тридевятые царства
По камням, без воды и пищи,
Чтобы снова проснулось счастье
Вдруг убитое по легкомыслью.
Мы так просто мосты сжигаем,
Мы сжигаем все, что горюче,
И сюжеты, конечно, знаем,
Только грабли наш путь устилают.
И опять наступая, режем
Нити, связи и отношенья.
Ты же тоже все это знаешь
Ты же тоже во все это веришь…

Сочельник

Ты слышишь поступь рождества?
Вертеп готов,
Лишь ждет тебя,
Чтоб встретить Малыша,
И радостью Его принять,
И сердцем этот миг понять.
И даже если не идешь,
Он ждет, Он вечно ждет.
А ты бежишь от пастухов,
И убегаешь от волхвов,
И ангельский огромный хор
Боишься услыхать.
Ты думаешь, что будет боль,
Что рядом быть нельзя собой,
Что нужно все менять,
А Он пришел и тихо ждет,
Что ты к Нему еще придешь,
Что ты однажды все поймешь
И будешь рядом с Ним.
Отбросив жизни шелуху,
Отбросив мыслей суету,
Ты просто в Дом придешь.
Вернешься в Отчий теплый дом,
Где все готово для тебя,
И нужно сделать только шаг,
И к пастухам примкнуть,
И чистым сердцем и умом
По узким тропам через все
Пройти, прийти и рядом быть.
Осталось лишь пойти…

Вечернее графоманство

Мои деревянные плечи
Согреты дыханьем твоим,
Я словно посох в пустыне,
Который смогли воскресить.
И дерево снова живое —
Рождается, чтобы дарить другим
Воздух, себя, и любовью
Окутывать тех, кто с ним

Звук кардиограммой бежит по жилам
Охватывает пространство пролитых чернил
Безумный звук как беспробудное пьянство
Охватывает тело, меняет размер
Очертания мира меняет, раскрашивает время в иные цвета
Кривая звука режет на части
Чтобы жизнь замерев по-другому пошла
Бас в груди, тон на кончиках пальцев
Бег инструментов, рожденных в ночи
Тонкость мелодии, вычурность красок
Хочется жить как нота в руке
Мгновеньем таким, чтобы стать навечно
Гармонии частью и частью других
Не растворенность, а соучастье
Без которого звук невозможно родить

Зимний рай

Простые радости твоих зеленых глаз
Улыбка дочери и смех в твоих глазах
Букет небрежный на подушке по утрам
И вечер при свечах, а за окном пейзаж
Из снежных гор, равнинной тишины
Камин, зима и рядом где-то ты
Минимализм и аромат сосны
И теплые расшитые носки
Замерзло озеро из наших летних дней
И лес шумит иначе до весны
А утром после бега на ветру
Нас ждет не сок из фруктов, а горячее вино
И рядом смех твоих лучистых глаз
И остальное не волнует их сейчас…

Второй день года

Это январь, январь.
Мартовские птицы орут в кустах,
Под ногами хмарь ноября,
Люди унылы будто не выходных череда,
А авралов разгар и декабрьская беготня.
Это январь, январь.
Комната пропитана елкой из детства,
Мандарины разбросаны по всем углам,
Фантики от конфет хрустят как ковер,
А ты слушаешь рождественский джаз
И пританцовывая поешь о том, что уже
Январь. И скоро светло и весна,
Ручьи и капель. Апрель.

Из уточки серой

Однажды деревья станут большими и настоящими
И красочность мира окрасится в тысячу крат,
А солнце таким ослепительным станет однажды,
Что светом заполнит не кожу, а кости всех нас.
И я развернусь, и крылами, которые вырастут,
Нет, не побегу — полечу к Тебе.
А ты будешь всем. Всё. Во всем. Насовсем.
Ты обнимешь и вырастишь
Из уточки серой красавицу лебедей.
И сердце в родник обратится и будет любовью,
И стены раздвинутся, воздух встречая собой..
Однажды случится. Я просто хочу быть с Тобою
И светом, и радостью быть для себя, быть собой…

Ты слышишь мою мелодию?
Это ветер кричит в полях
Это реки бегают строчками
Впадая в моря
Это птицы рассветы празднуют
Воскрешая мир
Это ты и я разные
Раскинув руки летим