Километр

Часы пробили километр и под ногами началась каша нецензурных слов.

Январь бежал к финалу, разъезжаясь получше коровы на льду, вприпрыжку и позвякивая — днем капелью, ночью — снегоуборочной техникой.

Часы отсчитали еще парочку. Мороз бил наотмашь сквозь шарф по щекам. Хотелось пледа, объятий и безбрежности. Сбыться могло только первое и то в необозримом.

Плед белый и мягкий. С головой. Пока вокруг день и суета. Это потом мягкие руки придут и обнимут. Это потом морщины души разгладятся и станут красотой. А пока — плед и километры.

Открытие и закрытие

Храм.

Стою у Распятия.

У батареи, если быть честной. Но и у Распятия. И вот Распятие сегодня оказывается точно закрывающим алтарь. То есть ты знаешь, что там, за Крестом, — Святая Святых, но видишь только Крест.
Крест как вход. Дверь в Царство.

Стою у Распятия.

Аз есмь дверь. Дверь. Вход. Распятый и обнимающий. Хочется обогнуть, вытянуть шею, коснуться взглядом входа… Но перед глазами — крест.

Узкие врата, дверь в которые — Распятие…

Мир и война

Внутри бушует буря. Не мир и не война. Междустрочье, заполненное междумыслями.

Сбрасываю. Корни, балласт, себя.

Тонкий мостик над пропастью. Стоит поймать равновесие и начинаешь падать. Как только кажется, что путь ровен, он извивается перегибами.

Алгебра жизни полнится синусоидами. Раскачивается трамплинами. Смешивает кислоты со щелочами и хочет ноль. Движение по нейтральной полосе. Не войну и не мир. Спокойствие и выключенность.

А получает раскач без остановки в середине.

Буквы пляшут под мокрыми ресницами. Пальцы падают между клавиш. Жизнь — лиана, качели. И пока ты рвешься управлять, раскачиваются не туда.

Часы без стрелок

Здравствуй, пятница!

Тебя ждут диджеи и демотиваторы. Ждут так, словно, ты — свет в конце тоннеля и дальше будет только вперед и вверх, а не к понедельнику и по кругу.

Я живу без часов, как в стране Нигде и Никогда. Рядом ходят тикающие люди, спешащие состариться и уйти.

Здравствуй, пятница.

Для меня ты — только один из дней на бесконечной прямой. Каждый раз другая каждый раз неожиданная. Встречаясь с тобой, я вспоминаю, чем заполнялось пространство поошедших дней. Были ли они длящимися или мгновениями сжигались атмосферой.

Я не жду тебя. Просто встречаю. Провожаю и окунаюсь в новый день. Зная, что однажды мы с тобой встретимся вновь.

Альфа и Омега

Чёрное или белое?

Дай радугу и я раскрашу твои эмоции всеми цветами мира.
Есть всего лишь семь нот и миллионы звучаний.
Напиши мне пером, я хочу неэлектронных мыслей.
Наполни сиянием сосуды и выплесни их в пространство мира — пусть будет и тобою.
Открывай. Открывай свое и впитывай других.

Черно-белого не существует. Есть лишь радуга — в тебе и снаружи.

Март в январе

Слышишь, небо становится мартом.

Птицы днем выводят незимние трели. Воздух мокрый и пробирающий влагой. И где-то за облаками прячется свет.

Еще долгое впереди, но ласточкой первой дышит весна. Аромат мандаринов перетекает в оттепель.

Там, в слякоти ноября и темноте декабря, осталось многое. Многое утекло. Многое смоется ручьями весенними. А они придут. Растопят внутреннее. Обнимут внимательно.

Слышишь, небо пропитано мартом