В какой момент ты узнаешь, как появляется ребенок?

Всю жизнь по капле?

От подробностей, слегка шокирующих и щекочащих низ живота, в возрасте, когда напоминаешь гадкого утенка и до детей еще дет десять, и до дня, когда эта жизнь зарождается в тебе? До момента, когда понимаешь, что твоего участия в появлении комочка света внутри тебя не так уж и много?

А потом комочек подрастает. И ты с каждым днем понимаешь, что ты не знаешь. Как это происходит. Как вдруг часть тебя и еще одного — становится отдельным человечком. С твоей улыбкой, но своей душой.

Здравствуй, комочек! Мне скоро совсем за 30. Мать Джульетты в моем возрасте могла бы стать бабушкой, а я смотрю на тебя и не знаю, как ты появилась.

Мой маленький космос, я знакомлюсь с тобой каждый день. Каждый день я удивляюсь зарождению жизни. Каждый день радуюсь, что два человека, дарящие радость друг другу, могут еще и дарить жизнь третьему.

Как появляется ребенок? Как маленькая вселенная. Сокрыто в тайне и пронизанное любовью…

Ангел мой, ты веришь ли в меня?

Это легко. Легко верить, перекатываясь сыром в масле и чувствуя свет в глазах каждого идущего навстречу.

А когда нет?

Когда бережно собираемый по кирпичику мир, рушится из-за одного кирпичика, треснувшего у самого основания?
Когда смотришь и не видишь? Зовешь и не слышишь ответа?

Когда глядя на солнце видишь тьму, выползающую из твоего же сердца?

Когда тело начинает обороняться от невидимого?

Когда?

Стоп.

Ангел мой, ты все еще веришь в меня? Думаешь, я научусь?
Я же буду летать, ангел?
Перестану строить рушащиеся стены, увижу свет и расправлю крылья? Перестану бояться и открою сердце?

Ангел мой, ты веришь ли в меня?

Когда. А не если

Астарта, последняя, первая, единственная и неповторимая дочь короля Лея, читала предсмертное письмо отца:

«Когда за тобой придут, когда, а не если, не бойся ничего. Они будут кричать «грабь награбленное» и вести за собой толпу. Но за их лозунгами ничего кроме мрака и боли, которую они несут.

Я жил не всегда честно, не всегда справедливо. Одно знал точно: коршунами они приходят, когда чувствуют запах смерти. И жизни боятся так, словно сами давно мертвецы. Я убивал. Но ради тебя. Я грабил. Но ради тебя.

Они будут делать то же. Только прикроются благородными фразами. Я не врал. Каждый мой шаг — был из глубины. Я был честен. С собой и другими.

Через несколько минут я исчезну. Но дело мое останется. Противостоять коршунам отныне — твоя задача.

Когда они придут, не бойся».

Астарта поднялась. Король Лей. Так звал его север и юг, Лей был богат. Лей был страшен. Лей хотел ее воспитать в довольстве и совершенстве.

Лей мог спокойно умирать теперь.
Он не успел узнать, что Астарта — предводитель коршунов.

Мат

С тех пор как ресницы бога Цзинь упали в колодец речи, со словами стали происходить странные метаморфозы.

Хочется, например, сказать зарвавшемуся юнцу: молодой человек, вы переходите границы моего сознания, определяющего бытие, а произносится: да пошел ты на…
Хочется, например, сказать: солнце, по утрам восходящее под пение райских птиц, зрелище, достойное сотни полотен, а произносится: во, бл…, крысатааа.

Испугались люди и отправили доблестного воина ХойМень к горе Орунь шаману ТьюСинь.

Долго варил травы ТьюСинь. Долго бормотал непонятное. Долго ждал доблестный ХойМень. На десятые сутки не выдержал воин. Опустил ТьюСиня в котел бормотания и завернулся язык пуще прежнего.

Лишь ресницы бога Цзинь тонко посмеивались в колодце речи…

На краю моста

А потом ты закрываешь глаза.

Неужели каждый шаг был зря?
Все выборы неправильны, а дороги кривы?

Сердце молоточками стучит по всему телу. Выстукивает одно слово — зря? — гулом нарастает, дыхание сбрасывает.

Нужно выдохнуть.
Зря не бывает.
Просто вспомни.

Если бы ты не пришел однажды в гости, твоя семья была бы иной. Ты думаешь, хорошо? А если бы ты сломался уже тогда? И не мог бы вспоминать сейчас пронзительных глаз твоего малыша?

Если бы ты не встретился с этими людьми, ты бы до сих пор думал, что вера — это про свечки в платочках. Было бы тебе проще?

Если бы ты…

Знаешь, я не хочу рассказывать тебе про тебя.

Просто вспомни.

Тот момент, когда ты был на волоске от смерти. Вспомни, как в ту секунду хотелось жить. До слез. До крика. Просто жить.

Ты помнишь?

Просто живи.

Френдлента и не только

«Чем старше становишься, тем меньше хочется дешевых интриг и истерик.
Хочется всего лишь уютный домик,вкусный ужин и человека рядом, который знает, сколько сахара положить в твой чай…»

Как бы не так! Она гневно захлопнула страницу. Соцсети слишком слащавы и хитры. Ты все ждешь, что сейчас начнется та самая жизнь, о которой они вещают 24/7, а потом подыхаешь в одиночестве и без стакана воды.

Листаешь френдленту. Кто эти люди? Нет, вот этого знаю, даже помню, где познакомились и как выглядит в реале. Вот этого тоже. А остальные? Люди, кто вы?

Вы думаете, это бредит малярия?
Налью тыквочку.

Нет, не исчезло. Неправильный мед запущен по венам. Может, осталось недолго и поэтому хочется прозрачных. Людей и отношений.

Вот, вы, например… А, не хотите быть напримером. Ну да. Никто не хочет.

Хочется необитаемого острова. Минуты на три. А потом в гущу людей, с приветом, составленным из моих стихов.

В 5 утра вопросы острее. Кто останется после меня. Кто будет рядом.
Вечером спрашиваешь иначе: куда пойдем, любимый, и — сколько ложечек сахара тебе не размешивать?

А близкие — это те, кто умеет кожей и на расстоянии. Привет, ты, кажется, забыла патефон из прошлой жизни, вот тебе ворох пластинок и еще немного.

И можно вместе молчать на рассвете.
Взахлеб читать и перечитывать то самое. И кожей, будто она одна на двоих, чувствовать окружающее.

Остальное останется. В той стране, где тишь и благодать.

Перезагрузка

Планета Земля
Объект: Победа
Модификация 2.0
Дополнено умениями:
Двигаться вопреки обстоятельствам
Воплощать идеи вопреки страхам
Выбирать людей
Жить полной грудью

Так я попала на землю во второй раз.
Отредактированная и готовая к бою.
Только душу почему-то оставили. Мою.

Знаешь ли ты, каково сочетать в себе хрупкость и пронзительность с умением идти по головам?
Знаешь ли, как сочетается осенний сплин и жизнь на полную мощь?
Знаешь ли, как чувствительность кожи выбирает людей?

Я тоже не знаю.
Впереди сплин и пронзенность.
Твердость и победительность.

Я тебе расскажу весной.

Бомж

Тот ураган прошел. Нас мало уцелело.
(Президентами не рождаются, их выбирают)

Отчего прослыл я скандалистом?
(А чего вы хотели от джаза в переходе?)

Не жалею, не зову, не плачу.
(Это был прекрасный опыт, можно теперь что-то для счастья, а не для опыта?)

Мне осталась одна забава:
(Переход, сакс, ну и вы, конечно)

И земля милей мне с каждым днем.
(Эх, золотые годы…)

Я хочу быть желтым парусом
В ту страну, куда мы плывем
(Кто-то же должен продолжать путь)

Я один. И разбитое зеркало
(Ладно, пойду один)

P.S. во время написания ни один не перевернулся.
P.P.S. но это не точно.

Президент

И немедленно выпил.

Хотелось проснуться. Оказаться в родном переходе с саксом…

Ваш выход, господин президент! Френки.
Голова кружилась. Что он предложил? Почему эти люди пошли за ним? Нет, не так. Эти люди потащили его с собой. Вынесли на баррикады, посадили на трон…

Он мог бы быть хорошим правителем. Если бы не они. Ты обязан слушаться нас, ведь это мы помогли тебе.

Помогли. А я просил? Только смерть разлучит нас теперь.

И Френки убивал. Сначала близких. Потом дальних. Потом на всякий случай. Несогласные исчезли. От согласных тошнило. От самого себя тошнило.

А народ ликовал. Все те, кого не смахнула карательная рука, боготворили мудрого и справедливого. Он такой же как мы, — говорили они. Он вышел из нашей среды. Он понимает нас.
Френки тошнило.

Он ушел утренним туманом, когда дымка в полях изменяет расстояния и предметы. На середине моста он достал саксофон и заиграл последнюю мелодию.

Птицы замерли. Трава замолчала. Туман лизал ноги.
Музыка громом возвращалась в этот город.
И растворялось прошлое. Стиралось настоящее. Музыка становилась воздухом и водой.

С последней нотой он открыл глаза. В переходе было привычно пустынно. Стаканчик вина стоял рядом. Френки выпил.

Королева, хочешь яду?

Кошачья улыбка, кровавый бокал.

Просыпаешься утром. Часов в 6. Над ухом кто-то орет. Ноет. Чего-то хочет. Завтракать, например. Или аудиокнигу. Или поиграть. Срочно. в 6 утра. Ты, разумеется, спишь часов с двух ночи. И будильник на 8. Минимум. Но нет. «Поиграй со мною, поиграй со мною». Ты помнишь того разъяренного тигра на фото? Он просто душка по сравнению с.

Но игры сыграны, завтрак готов. Ты наливаешь тыквочку мате и готовишься ловить кайф. Ровно в этот момент звонит телефон и начинает без предисловий: а я вот спросить хотел, а ты не посмотришь, а как у тебя дела, а есть ли жизнь на Марсе, а.
И тут ты кидаешь в него тыквочкой. Наливаешь следующую и представляешь горный ручей и вот этого позвонившего, и тишину ручья, поглощающую тело.

Следующий звонок застает тебя ровно в душе. Это когда ты в масочке на невыспавшейся морде лица, с шампунем на голове и нежно массирующая дремлющее тело. Ну ты понимаешь, куда отправляется позвонивший.

Дальше по кругу. Перечислять долго. Телефон успевает выбесить еще раз 20. Неотвеченными вовремя, позвонившими в тот самый момент, зависанием на полуслове, предложениями взять кредит на выгодных драконьих условиях….

И вот выходишь ты на улицу. Красивая, после масочки, успокоенная. Телефон выключен, детеныш накормлен и наигран. И тут тебе: «Молодой человек, а не подскажете?» Фурия разворачивается за долю секунды. В ответ на ледяное вопрошание следует мямлящее: «Простите, со спины и непонятно…» Со. Спины. Непонятно. В юбке и любимым браслетом на запястье. В сандалиях на босой маникюр. Со спины. Непонятно.

И возвращаешься ты домой этаким молодым человеком. Холостым безмерно. Потому что холодильник пуст. Обеда на плите нет. А пельмени ты не ешь уже год как.
И думаешь, а нахрена все это, лягу-ка я пораньше и завтра всех отлюблю, потому что высплюсь.

И тут ты подходишь к компьютеру. Посмотреть только один файл, присланный на почту… На почту, Карл. И когда в два часа ночи ты засыпаешь с мышкой в руках, ты точно осознаешь, что почта так и не проверена…

И так каждый день. К а ж д ы й. Д е н ь.

Но самое главное времена года. Только листья позеленели, опять осень. Только снегом занесло, опять комары и сопли.
Бесит.

Королева, поделись ядом