На краю

Небо. Ты видишь небо над головой.
Светит. Солнце. И звездный дождь. И лунная дорожка домой.

Знаешь, мир немного сложен, иногда графичен, иногда подкожен. И люди в нем тоже совсем разные, бывают хорошие, бывают неподарочные. И только и нужно, впитывать, доверять, открывать огромную душу и каждого в нее.

Знаешь, это, конечно, нелегко. Особенно, когда потопчутся и сбегут в свои океаны. А ты зализываешь раны и то, что от тебя осталось.

Но впереди все равно нас ждет островок света. Залечит все, что порвалось, наполнит любовью и светом. И нужно просто дойти. Доползти. Долежать навстречу.

И свет однажды придет. И весь мир будет этим светом.

Если бы прозой писать, то так проще вдвойне
Слушай, сейчас расскажу тебе недостихами
Нужно чтоб рядышком шли, кто способен светить
Светом других и себя каждый миг озаряя
Чаще бывает, что рядом не так и не те
Вьются как коршуны, жаждут чего-нибудь выпить
Ты так хотел бы начать понемногу светить
Но с ними не хочется мыслить
Значит пора окруженья и смыслы менять
Не уходить, а меняться, меняя пространство
Значит собою пора новый мир начинать
Только б собою на этом пути оставаться

Ну что ж, садись, устраивайся поудобнее. Я расскажу тебе одну историю, сказку, точнее.

«Жила-была девочка и звали ее В… Была она очень правильная и продуманная. Училась как положено, думала как положено, одевалась как положено. И всем она нравилась, потому что была удобной, отзывчивой и какположенной.
Только несчастливой.

Ушла она однажды в лес. Далеко-далеко, за синие горы, за долгие реки. Устала да и уснула на берегу. Сколько спала, не знаю. Только встала она будто заново родилась. Искупалась в потоке розовом, с птицами спела хвалу новому дню, сбросила с себя какположенность и вернулась в город.

А там ее никто и не узнает. Видано ли дело, чтобы по городу в таком виде ходили, розовым светом светились да каждому встречному-поперечному улыбались?

Хотела было опечалиться девочка, да не получилось. Так и осталась она светящейся и счастливой.»

Конец сказке, что смотришь-то так? Свет розовый видится? Да кажется тебе, кажется. Ты пледом-то завернись и поспи. Утра у нас волшебные здесь…

Перемен требуют наши сердца, перемен.

— Вместо маленькой победоносной войны возьмем больших политтехнологий, — Лекс выражался специфично.

Кандидат в президенты был идеален. Чистое прошлое, незамутненное настоящее и светлое будущее. Оставалась пара штрихов в образе для вкуса и…

Стефанис родился, вырос и продолжал жить вопреки всему. Его способность выживать, не просить, ждать и добиваться нравилась. Когда к нему пришли, он не удивился. Чувствуя себя идеальным и особенным, он верил, что однажды что-то произойдет.

Что-то произошло 16 мая 20n5 года, когда держа руку на Библии, Стефанис обещал своему народу быть законопослушным правителем, наладить все, что разладили до него. В общем — быть очередной марионеткой в руках Лекса и ему подобных, но делать это красиво и с любовью к людям.

Что-то пошло не так, когда рассветы перестали радовать. Стефанис любил просыпаться под первые лучи. Но каждый принятый закон словно скрывал частичку света.

— Лекс, но ведь я могу приниматьрешения сам, без таоих подсказок?
— Пока ты не спросил, было можно.

Еще одного президента пора было менять.

А вы лицо мое видели?
Когда я абсолютно спокоен?
Когда ножами не режутся смыслы и кажется, будто все правильно вышло?
Когда пространство звенит разбитой посудой и кажется, хуже уже не будет?
Когда карандаши хрустят в ладонях и кажется, мир обретает гармонию?
А всего-то и было, пара выбитых строчек, немного истерики, немного прочего.
Немного об стену. Неважны причины.
Конечно, дети. Конечно, мужчины.
Немного работы. Немного усталости.
А в конце разбитость, и маска, и красочность
Гнева и ярости, смерти и страсти.
А всего-то и было, слишком мало внимания.
Хотелось вопросов и понимания.
А всего-то и нужно обнять и поверить,
Что жизнь — не стена, а многие двери.
Идти, опираясь на чьи-то плечи,
И знать, что сбудется. И точно верить

В какой момент ты узнаешь, как появляется ребенок?

Всю жизнь по капле?

От подробностей, слегка шокирующих и щекочащих низ живота, в возрасте, когда напоминаешь гадкого утенка и до детей еще дет десять, и до дня, когда эта жизнь зарождается в тебе? До момента, когда понимаешь, что твоего участия в появлении комочка света внутри тебя не так уж и много?

А потом комочек подрастает. И ты с каждым днем понимаешь, что ты не знаешь. Как это происходит. Как вдруг часть тебя и еще одного — становится отдельным человечком. С твоей улыбкой, но своей душой.

Здравствуй, комочек! Мне скоро совсем за 30. Мать Джульетты в моем возрасте могла бы стать бабушкой, а я смотрю на тебя и не знаю, как ты появилась.

Мой маленький космос, я знакомлюсь с тобой каждый день. Каждый день я удивляюсь зарождению жизни. Каждый день радуюсь, что два человека, дарящие радость друг другу, могут еще и дарить жизнь третьему.

Как появляется ребенок? Как маленькая вселенная. Сокрыто в тайне и пронизанное любовью…

Ангел мой, ты веришь ли в меня?

Это легко. Легко верить, перекатываясь сыром в масле и чувствуя свет в глазах каждого идущего навстречу.

А когда нет?

Когда бережно собираемый по кирпичику мир, рушится из-за одного кирпичика, треснувшего у самого основания?
Когда смотришь и не видишь? Зовешь и не слышишь ответа?

Когда глядя на солнце видишь тьму, выползающую из твоего же сердца?

Когда тело начинает обороняться от невидимого?

Когда?

Стоп.

Ангел мой, ты все еще веришь в меня? Думаешь, я научусь?
Я же буду летать, ангел?
Перестану строить рушащиеся стены, увижу свет и расправлю крылья? Перестану бояться и открою сердце?

Ангел мой, ты веришь ли в меня?

Когда. А не если

Астарта, последняя, первая, единственная и неповторимая дочь короля Лея, читала предсмертное письмо отца:

«Когда за тобой придут, когда, а не если, не бойся ничего. Они будут кричать «грабь награбленное» и вести за собой толпу. Но за их лозунгами ничего кроме мрака и боли, которую они несут.

Я жил не всегда честно, не всегда справедливо. Одно знал точно: коршунами они приходят, когда чувствуют запах смерти. И жизни боятся так, словно сами давно мертвецы. Я убивал. Но ради тебя. Я грабил. Но ради тебя.

Они будут делать то же. Только прикроются благородными фразами. Я не врал. Каждый мой шаг — был из глубины. Я был честен. С собой и другими.

Через несколько минут я исчезну. Но дело мое останется. Противостоять коршунам отныне — твоя задача.

Когда они придут, не бойся».

Астарта поднялась. Король Лей. Так звал его север и юг, Лей был богат. Лей был страшен. Лей хотел ее воспитать в довольстве и совершенстве.

Лей мог спокойно умирать теперь.
Он не успел узнать, что Астарта — предводитель коршунов.

Мат

С тех пор как ресницы бога Цзинь упали в колодец речи, со словами стали происходить странные метаморфозы.

Хочется, например, сказать зарвавшемуся юнцу: молодой человек, вы переходите границы моего сознания, определяющего бытие, а произносится: да пошел ты на…
Хочется, например, сказать: солнце, по утрам восходящее под пение райских птиц, зрелище, достойное сотни полотен, а произносится: во, бл…, крысатааа.

Испугались люди и отправили доблестного воина ХойМень к горе Орунь шаману ТьюСинь.

Долго варил травы ТьюСинь. Долго бормотал непонятное. Долго ждал доблестный ХойМень. На десятые сутки не выдержал воин. Опустил ТьюСиня в котел бормотания и завернулся язык пуще прежнего.

Лишь ресницы бога Цзинь тонко посмеивались в колодце речи…

На краю моста

А потом ты закрываешь глаза.

Неужели каждый шаг был зря?
Все выборы неправильны, а дороги кривы?

Сердце молоточками стучит по всему телу. Выстукивает одно слово — зря? — гулом нарастает, дыхание сбрасывает.

Нужно выдохнуть.
Зря не бывает.
Просто вспомни.

Если бы ты не пришел однажды в гости, твоя семья была бы иной. Ты думаешь, хорошо? А если бы ты сломался уже тогда? И не мог бы вспоминать сейчас пронзительных глаз твоего малыша?

Если бы ты не встретился с этими людьми, ты бы до сих пор думал, что вера — это про свечки в платочках. Было бы тебе проще?

Если бы ты…

Знаешь, я не хочу рассказывать тебе про тебя.

Просто вспомни.

Тот момент, когда ты был на волоске от смерти. Вспомни, как в ту секунду хотелось жить. До слез. До крика. Просто жить.

Ты помнишь?

Просто живи.