«В этом мире выживут только пьяные. И сумасшедшие»

-Зачем ты отправил меня на землю? Здесь одиноко и холодно. Каменные люди сидят за каменными стенами.

-Чтобы ты училась любить.

-Но здесь так больно и страшно.

-Любовь побеждает страх. И я не обещал жизни без боли.

-А если с каждым днем все больше сковывается небо? Если с каждым днем ты все дальше и невидимей? Если я совсем потеряюсь среди каменного мира?

-Я найду тебя. Даже если померкнет солнце и луна не даст света. Даже если мир растворится и исчезнет, а камни возопят. Ты только учись любить. Остальное я сделаю сам.

Толпа рукоплескала.

Горячий песок обжигал губы, хрустел на зубах. Ликованием дрожал воздух. Тот, кого так долго ждали, входил в свой город. Исполнялись чаяния. Оживали надежды.

Вот сейчас он одним взмахом ресниц остановит произвол. Откроет тюрьмы. Прекратит войны… Отныне каждому дарован мир под ногами. Деньги. Здоровье. Счастье. Земля обетованная и место в загробном мире…

Ветви летели к его ногам. Осанну пел каждый первый.

А он восходил на Голгофу…

Давеча услышала чаду, говорящую моими словами. Интонацией. Остановилась.

— Скажи мне, милое чадо, это я так говорю?
— Да, мам.
Пауза.

— А если я так буду говорить, а ты нет?
— Почему?
Мда… А действительно, почему?

— Ну в общем, у тебя грубовато выходит, а ты такая нежная девочка… А у меня тоже грубо?
— Ну да, мам.
Пауза.

— Ок. Давай я тоже не буду так говорить. Будем друг другу напоминать. Пойдет? Чем бы ты заменила сейчас это слово?
— …
— А еще? Хм… Еще? хм… Давай просто помолчим, чад?

С каждым днем утро начинается все раньше. А ты как и прежде выворачиваешь мою душу.

Мы познакомились, когда мне было еще дошкольно, а тебе — надмирно.

Твой ржавый голос бил по сердцу и не хватало маленьких панд, чтобы утешить.
Я росла вместе с тобой. Цитировала аккуратно, ведь твоя душа так хрупка.

О чем бы я рассказала тебе сейчас? О том, что ты — жив. Каждое слово твое живо даже в тех, кто тебя не знает. Твои глаза — насквозь. А голос так же ржаво царапает сердце.

Мы встретимся, конечно. И я не буду говорить. Просто обниму твою хрупкую душу.

Знаешь, оно не работает.
.
.
.
.
.
.
.
Все эти крестные леты, езды, ходы.
У меня не работает. У тебя не работает…

Потому что Бог — это свобода. А ты пытаешься его привязать на ниточку и заставить действовать по твоим правилам.
Оно не работает, пока ты думаешь купить Бога. Я тебе крестным ходом, а ты мне — плюшками по списку.
Я тебе молитву с хэштегом, а ты мне — пропуск в царство.

Помнишь, у апостола? Все мне позволительно, но не все полезно, все мне позволено, но ничто не должно мной обладать. И это тоже про свободу. Царственный путь, гармонию и золотую середину.

Бог — вообще не работает. Ни когда тебе плохо, ни когда хорошо. Он просто есть. И поэтому есть ты.
Он просто держит ладонями мир и небо простирает как кожу.

Когда придут они, выходить в окно будет поздно. До того как придут — бессмысленно.
Поэтому запасаемся красным. И белым. Лишнее выбрасываем. Через окно, разумеется.
Закон джунглей. Закон перераспределения ресурсов.

Посеянное и пролитое вернется в свое время своим людям. Ты спрашиваешь, к чему все это? Есть ли нынче ответы на безумие многих?

Иногда лучше не возвращаться на исписанные молоком страницы. Вычеркивать историю как вид. Настоящее — как данность.

Надевать маску и начинать новую жизнь под новым именем. Иногда.

Еще лучше надевать маску на оних. Выбрасывать их через окно, удобряя белым. Или красным. Впрочем, всходы их будут губительны для твоих потомков. А потому, пусть лежат выброшенные и не политые. Засыхают.

Взорвись или ополоумей. У бессмертных было, кажется, иначе, но не все ли равно сейчас?

Любишь ли ты этот мир так, как ненавижу его сейчас я? Череда дней превращается в серое бесформенное. А перемены, которых ждали наши сердца, оказались не нашими.

Ты хочешь по порядку? Изволь.

1. Времена года сменили свой ход. Тебя не бесит?
2. Улитка спит. Днем. А я ночью.
3. Солнце все еще встаёт на востоке.
4. Гулять на балконе, когда нет балкона, неудобно.
5-24. Непереводимый набор непечатных выражений на разные темы.
25. У птиц есть крылья. И им можно.

На краю

Небо. Ты видишь небо над головой.
Светит. Солнце. И звездный дождь. И лунная дорожка домой.

Знаешь, мир немного сложен, иногда графичен, иногда подкожен. И люди в нем тоже совсем разные, бывают хорошие, бывают неподарочные. И только и нужно, впитывать, доверять, открывать огромную душу и каждого в нее.

Знаешь, это, конечно, нелегко. Особенно, когда потопчутся и сбегут в свои океаны. А ты зализываешь раны и то, что от тебя осталось.

Но впереди все равно нас ждет островок света. Залечит все, что порвалось, наполнит любовью и светом. И нужно просто дойти. Доползти. Долежать навстречу.

И свет однажды придет. И весь мир будет этим светом.

Если бы прозой писать, то так проще вдвойне
Слушай, сейчас расскажу тебе недостихами
Нужно чтоб рядышком шли, кто способен светить
Светом других и себя каждый миг озаряя
Чаще бывает, что рядом не так и не те
Вьются как коршуны, жаждут чего-нибудь выпить
Ты так хотел бы начать понемногу светить
Но с ними не хочется мыслить
Значит пора окруженья и смыслы менять
Не уходить, а меняться, меняя пространство
Значит собою пора новый мир начинать
Только б собою на этом пути оставаться

Ну что ж, садись, устраивайся поудобнее. Я расскажу тебе одну историю, сказку, точнее.

«Жила-была девочка и звали ее В… Была она очень правильная и продуманная. Училась как положено, думала как положено, одевалась как положено. И всем она нравилась, потому что была удобной, отзывчивой и какположенной.
Только несчастливой.

Ушла она однажды в лес. Далеко-далеко, за синие горы, за долгие реки. Устала да и уснула на берегу. Сколько спала, не знаю. Только встала она будто заново родилась. Искупалась в потоке розовом, с птицами спела хвалу новому дню, сбросила с себя какположенность и вернулась в город.

А там ее никто и не узнает. Видано ли дело, чтобы по городу в таком виде ходили, розовым светом светились да каждому встречному-поперечному улыбались?

Хотела было опечалиться девочка, да не получилось. Так и осталась она светящейся и счастливой.»

Конец сказке, что смотришь-то так? Свет розовый видится? Да кажется тебе, кажется. Ты пледом-то завернись и поспи. Утра у нас волшебные здесь…