#Тыждевочка

Под вечер русский язык все больше напоминает разговорный. И дело даже не в том, что несколько корней могут объять все обуревающие эмоции и думы. Просто высокохудожественности хочется с перцем.

Хочется секунд этак десять.

Потом ты открываешь томик Гумилева, находишь те самые, любимые, строчки. Потом рука тянется к Тютчеву… Тютчев читается ради голоса Ланового. Протяжности звуков, баюкающего ритма.

Потом ты берешь Евангелие. Так, первую строчку. Заодно пробегаешь глазами по любимой витиеватой глаголице, с крестом вместо А.

А потом вместо нецензурного потока на стену падает графоманство, какого давно не было.

О речь, ты льешься безвозвратно
Синицей в небо,
Воробьем из рук,
Бываешь непричесанной и жаркой —
Такой, что промолчать бы лучший путь.
А в каждом звуке есть особый смысл,
Особая энергия любви.
И исковеркав слово,
Мы не дышим —
Мы распадаемся на атомы…
Прости.
Я причешу язык
И стану целой,
Огнем умоюсь и иссопом убелюсь…
Мне иногда дороже быть любимой,
Чем выливать безудержность из уст