Мартовское облако подмигивает и дразнит.
Мы еще отноябрим свое.

А пока…

Нежно-нежные мчат под ветер.
Прижимаюсь теплее к тебе. Сердце устало от бурь. Душа — от ветра. Хочется просто тихо-тихо — к тебе.

С тобой.

Варить пряный глинтвейн. Накрывать на стол, за руки. Чтобы больше не.
За руки по квартире. За руки по улице. Чтобы больше не.

И подмигивать прозрачному небу. И любоваться затихающими деревьями. И слушать тишину друг друга. Вслушиваться в друг друга. И беречь. Нежно-нежно беречь.

Чтобы больше не…

Я стучусь в дверь твоей любви.
Можно войти? Выйти. Постоять.
Сердце твое измотанной тряпкой лежит на подоконнике, смотрит вдаль.
Выстирать. Зашить. Рядом положить свое. Зашить.
В корзинку положить и отнести к Нему.

Я стучусь в дверь зашитой любви.
Можно распороть? Заново перепахать. Положить на подоконник… Рядом положить свое. Перепаханное.
Уложить в корзинку. Отнести к Нему.

Я стучусь в дверь.
Не открывай мне. Выходи сам. Пойдем к Нему. Зашивать.

Любовь — это
Обнимать за секунду до
Обнимать, когда хочешь, чтобы обняли тебя
Обнимать, когда его сердце в колючках
Обнимать, когда в колючках — твое

Любовь — это
Отдавать, когда просят
Отдавать, когда хотели просить
Отдавать, когда боятся просить
Отдавать, когда хочешь просить

Любовь — это
Держать ладони в своих, когда ты рядом
Держать ладони в своих, когда ты далеко
Держать ладони в своих, когда они вырываются
Держать ладони в своих, когда вырываешься ты

Это быть рядом не потому что
Это быть рядом не ради
Это быть рядом не вопреки
Это быть рядом

Love is…

Солнце мое, свет очей.

Сердца выдох. Звучание глубины.

Я не первая, не ведущая. Просто — твоя. Луна, отражение, вода.

Океан для твоих лучей. Глубина и безбрежность. Молчание и слова.

Я не ты. Не половинка тебя. Ты — не я.

Океан и солнце — две пронзительных глубины. Две бескрайности. Целости. Цельности.
Мы.

Голову склоняя на твое плечо, я не ищу стен и опор. Я играю бликами солнца в моих волнах. Я любуюсь каждым лучом, проникающим вглубь, поверхности касающимся, рвущимся до самого дна. Цвет мой меняется в твоих лучах. Я согреваюсь твоим огнем.

Я — не ты. Не твоя часть.
Просто твоя. Луна. Отражение. Вода.

Никогда не называй свою женщину самой красивой.
Не сравнивай ее.

Никогда не называй свою женщину самой любимой.
Не сравнивай ее.

Никогда не называй свою женщину самой.
Не сравнивай ее.

Люби ее целиком. Радуйся ее красоте. Говори ей, как она прекрасна в твоих глазах.
Купай ее в лучах своей любви.

Ты видел глаза счастливой женщины? Своей женщины? Они светятся. Они дарят счастье.

Счастливая женщина излучает его. Она делится. Она окутывает. Пространство вокруг нее становится счастливым. Каждый попадающий в это пространство становится счастливым.

Твоя женщина умеет наполнять. Умеет окрылять.

Она любит не оглядываясь. Она отдает не требуя взамен.

Просто твоя женщина. Если она — твоя женщина. Потому что она — женщина.

Ты далеко. Ты сегодня так далеко, что я отвечаю «нормально».

Не доверяю? Или не вижу в глазах твоих желания услышать?
Или не хочу вторгаться в твою усталость своими заботами?
Трогаю тебя и не ощущаю. Я тоже далеко сегодня.

Не верь.

Никогда не верь человеку, ответившему тебе «нормально». Просто он далеко. Или ты — не его. Или он не готов вывалить на тебя ворох не-нормального.

Состояния «нормально» не существует. Тот, у кого на самом деле так, найдет слова, чтобы поделиться, рассказать о своей «норме».

Не верь.

Никогда не верь тому, кто отвечает «нормально». Если в тебе есть силы в этот момент, просто поделись. Если человек дорог — обними. Если нет — просто знай, ему ненормально.

И вот еще что.

Он тоже не верит, что тебе «нормально». Просто у него тоже иногда нет сил, чтобы поделиться и обнять.

Сегодня мы далеко. Нам «нормально». Помолчим. Остатками тишины обнимем друг друга. Не наполним. Не исцелим. Просто рядом. Вопреки нормальности.

Я протягиваю тебе цветок — розу без шипов.

Я прощаю.

Открываю клетку своего сердца и отпускаю тебя на свободу.

Я благодарю.

Тебя, который точил мои углы. Ранил, случайно и не очень. Проверял на прочность. Уходил. Возвращался.

Я принимаю.

Тебя. Разного. Израненного. Целого. Любящего. Боящегося. Бегущего. Остающегося.

Ты протягиваешь мне цветок — розу. Без шипов.

Ты прощаешь.

Ты открываешь клетку своего сердца и выпускаешь меня на свободу.

Ты благодаришь.

Меня. Которая рвала тебя на части. Точила твои углы. Уходила. Возвращалась. Опустошала. Наполняла.

Ты принимаешь.

Меня. Разную. Израненную. Целую. Любящую. Боящуюся. Бегущую. Остающуюся.

Мы сплетаем цветы — розы. Без шипов.
Два израненных сердца осторожно стучат без клеток. На свободе страшно.
Я бережно целую твое. Ты бережно держишь мое…

Тонкими сигаретными пальцами крошит печенье.
Приветствует, не оборачиваясь.
Вхожу в ее пространство как в другое измерение.

Здравствуй, непознанная, где свет твой? Или он только тьма, баюкающая нас долгими осенними вечерами?

Не оборачивайся, я встану за твоей спиной, обниму за плечи. Буду твоим надежным тылом. Ты перестанешь вздрагивать от прикосновений. Позволишь спине откинуться назад без страха. Я удержу.

Не оборачивайся. Читай стихи, поливай их красным вином. Тебе идет этот вечер сегодня.

Я не отпущу тебя больше, пока ты не научишься летать не падая. Я выстелю соломой твои пути. Я устал залечивать твои раны, слишком много ты их приносишь.

Я хочу тебя исцелить. Каждую рану перевязать и заживить. Каждый шрам поцеловать и запомнить. Я хочу вернуть улыбку твоим лучистым глазам…

Просто нужен человек, который скажет: ты — нужна.

Скажет, вопреки ветру в лицо. Вопреки серому дождю. Вопреки разлившейся унылости.

Не будет рассказывать о солнце, которое есть и сквозь тучи. Не будет рассказывать о закрытых заводах и жаждущих в глубинах Африки неграх.

Просто отодвинет бурю, упавшую на лоб. Приподнимет камень от спины. Просто обнимет так, что дождь пройдет. И сквозь серое проглянет радуга души.

Просто будет рядом светом, около которого захочется светить. Разжать скулы и отпустить поводья жизни. Ожить. И выжить. Потому что — нужна.

Когда произносишь: я хочу спать с тобой в обнимку, очень редко думаешь о реальном весе тел.

В обнимку — некая метафизическая категория соединения с дорогим сердцу человеком. Некий танец душ, которым хорошо рядом.

Когда эта метафизическая реальность соединяется с реальностью реальной, то с удивлением замечаешь, что у танцующей души есть руки и ноги, плечи и голова. Они весят и иногда хотят повернуться, вместе со своим весом.

В обнимку — это постоянный сбор пазла. У кого-то более идеального, у кого-то не очень.

В обнимку — это способность свои впадины подстроить под выпуклости другого. Так, чтобы метафизическая реальность продолжала свой танец. Чтобы пазл состраивался в двух плоскостях. Чтобы твое я не перекрывало я другого.