Не существует просто слов, просто музыки.

Сказанное тобой, сделанное тобой — через тебя прошло, стало частью твоей. Наполнилось твоими смыслами. Наполнило собой тебя.

Нет тебя просто.

Ты наполняешься всем, что касается тебя. Люди. Воздух. Звуки. Тексты. Каждый день ты становишься новым. Каждый день ты впускаешь в себя другое. Преображаешь себя, до тех пор пока не отобразишь образ. Пока не опрозрачнеешь настолько, чтобы сквозь тебя смотреть.
Каждый день ты преображаешь мир. Оставляешь в нем свои смыслы. Касаешься. До тех пор пока не найдешь имя свое.

Нет тебя просто.

Есть ты как возможность свету звучать через тебя. Есть ты, наполненный смыслами, пропускающий сквозь себя луч так, как только через тебя он может пройти. Второго такого луча нет. И не будет, если ты не пропустишь…

Как давно мы, блуждая среди звезд, не шли рука об руку по земле. Как давно не прогуливались неспешно.

Жизнь наша — беспрестанное колесо. Вроде, и бежать уже не нужно, а остановиться нет сил.

Помнишь уютные аллеи? Шагаешь по ним прогулочным шагом. Слышишь птиц. Замечаешь небо. Плечи расправляются, походка меняется. Незачем спешить. Созерцание…

Помнишь парковые скамьи. Сесть на нее и помолчать. Не присесть на минутку. А именно сесть. Откинуться на спинку. Подумать. Поздороваться со стайкой птиц. Понаблюдать, как ветер меняет прически деревьям.

Помнишь, мы умели жить не на бегу?..

Маленькие зимние счастья.
Выйти и поймать солнце.
Зажечь гирлянды.
Обнимать.
Сесть с книгой в тишине. И читать, смакуя слова.
Открыть Гайдна и удивиться.

Печь ароматные вкусности.
И добавлять много специй в еду.
Наслаждаться запахом дома и уюта.

Заметить небо и услышать птиц. Это вообще редко зимой. Потому что заворачиваешь лицо в шарф, поднимаешь плечи и бежишь. Потому что зимой холодно внутри. И когда вопреки зиме поднимаешь глаза, согреваешь внутреннюю зябь. Когда разрешаешь ледяному ветру хлестать щеки, снегу — залеплять глаза. Когда принимаешь стихийность зимы, она оборачивается твоей зимней сказкой. И согревает тебя чем-то помимо тепла…

Этот странно-сиреневый год.

Кажется, я впервые узнала, что есть луна, звезды, планеты. Что большой космос откликается в моем маленьком космосе и я пока не понимаю, как нам подружиться. Большой мир приходит и говорит разными языками. Я учу их одновременно и путаю системы координат. Столько интересного вокруг и внутри, что не хватает сил ни на что. Время утекает сквозь бездумные пальцы, но кажется, что зреет что-то бесконечно огромное и нужно его просто дождаться.

Не включаться в марафоны по осознанности и расслаблению, разгаджетизации и напоминанию выпить воды. Вообще впервые за три десятка лет спросить свой организм, что ему надо, и разрешить ответить, и научиться услышать.

Поймать себя в точке здесь и спросить, здесь ли я или опять блуждаю по своим вселенным. Взять чашку в руки и почувствовать ее текстуру, цвет, увидеть руки, через которые она прошла прежде чем оказалась у меня. Вслушаться в еду, ощутить ее аромат и ее путь от зерна до блюда на столе.

И многое еще. Микро и макро, рождаемое в тишине и глубине.
Найти свой язык, на котором можно говорить с большим миром.
Найти свой ритм, в котором можно двигаться и радоваться.
Найти точки и линии.
Найти пустоты и междустрочия.
И не пытаться их заполнить вымученными смыслами, а позволить им прозвучать в свое время.
Так перетекает осень. Так открывается зима.

Филиграни мира.
Ветер полощет окно. Капли снега неторопливо обгоняют друг друга, падая на крышу.
Свет бежит по проводам и поет песню рожденной энергии.
Заворачиваюсь в огромное одеяло и вслушиваюсь в вечернюю тишину.
Тело помнит изгибы дня. Тело помнит кокон твоих рук.
Может, однажды, посреди проснувшейся тишины, мы скажем, хорошо нам здесь быть. И просто пойдем за тобой…

Нынешнее общество — экспертов. Интеллектуальности. Умных терминов. Правильных слов. Там, где слова излишни.

Можно долго и правильно говорить о музыке. Обсуждать, какое исполнение более канонично и как велик был автор. И не заметить, как сквозь написанное автором сочится свет, который исполнитель сумел не заслонить.

И так во всем сегодня. Мы очень любим говорить. И так редко становимся прозрачными…

Принять уязвимость свою.

Разрешить себе ошибаться. Разрешить себе не тащить весь мир на своих плечах.
Снять очередной панцирь с себя. Принять свою обнаженность.
Признаться себе и другим, что не можешь, не хочешь, не умеешь, не знаешь.

Разрешить себе уязвимость посреди неуязвимого мира.

Разрешить другим уязвимость, даже когда они сами не разрешают себе.

Разрешить себе быть дыркой, сквозь которую может пройти Свет.
Разрешить Свету быть…

Ветер гонит серые тучи вдоль скрой земли. Ноябрь моет кости. Шум информационный усиливается. Хочется захлопнуть все двери и услышать тишину. Но внутреннее выворачивается наизнанку и вместо тишины шумит ещё сильнее.

Это пройдет. Снег укроет обнаженные кости и можно будет пережить до весны, родиться заново, познакомиться с миром вновь…

Наверное.

А пока… пока только Бах возвращает дням глубину. Словно открывает портал в мир настоящего. Где столько сегодняшнего — неважно. Где ты научаешься видеть и слышать. Где ты возвращаешься под свою кожу, а дыхание выравнивается и перестает спешить.

Не только Бах. Музыка и встречи, книги и расстояния. Если на мгновение впускаешь в жизнь свою. Если разрешаешь им случиться. Если замолкаешь. На мгновение.

Невыразимо огромное настоящее всматривается в тебя.

Хочется закрыться и убежать. От настоящего вообще всегда хочется убежать.

Ты поворачиваешься к нему спиной. Ты находишь сотни очень важных дел и очень нужных слов. Повторяешь их и делаешься в глазах своих бесконечно значимым.

Но бесконечное настоящее продолжает вглядываться в тебя.

Ты поворачиваешься. Нельзя не повернуться. Ты встречаешь взгляд его. Ты обретаешь себя…

Слышишь?

Нежное разливается в воздухе. Мир дрожит колокольным звоном. Небо такое высокое и разноцветное. Деревья глубокие. Такие глубокие и тихие.

Ветер. Снова приходит ветер. Выметает из души хмарь и боль. Выметает грусть. Поселяет тревогу поиска.

Возвращает тебя к тебе.

Дорога домой шуршит под ногами. И ты теряешь тропинку. Тревожишься и ищешь папину руку. Надежную и теплую. Ветер гонит закат красными пятнами.

Ты обнимаешь нежных. Время просыпается…