Зимний Курган

Туман медленно прячет горы правобережья.

Прячет дымкой, от которой больно глазам. Хочется протереть очки и почувствовать четкую картинку. Но горы размывает расстоянием и белым покрывалом.

Точка ближайшей прогулки с нормальным воздухом.

Полтора часа транспорта, два часа наперегонки по зимнему лесу, пикник в снегу и длинно обратно.

Обратно всегда длинно. Хочется телепортироваться сразу в горячую ванну, вместо которой уже которую неделю самоварная струя какой-то воды.

Съехать вдвоем на попе с горки, потому что спускаться, медленно передвигая скользящие ботинки, лень да и бессмысленно. Зато сколько смеха и визга, чтобы Курган не скучал зимой.

Он и не скучал. Птицы затихали, деревья замирали, снег нервно скрипел. Слишком много визга. Криков, топота.

И мгновениями — тссс.

Чады хватает секунд на 10. В которые становишься частью леса. Живущего своей жизнью. Говорящего на своем языке. Окутывающего тебя со всех сторон.

В эти секунды перестаешь мерзнуть, потому что все процессы внутри внезапно начинают иное движение.
В эти секунды перестаешь думать, потому что голова заполняется впитанным воздухом и звуками.
В эти секунды вспоминаешь, как в последний миг жизни, все-все.
И ощущаешь жизнь. Клеточками, порами, дыханием.
Ради этих секунд тратишь три часа на дорогу и два — на визжащий бег.

Черные горы.

Я наизусть знаю твои улочки и города. Вид из моего окна, точку с видом на утес и море.

Пешком своих мыслей я исходила каждый твой метр.

Ароматом моих снов ощутила твой воздух.

Знаю твои запахи и мелодии. Твоих людей и природу.

Мне даже не нужно закрыть глаза, чтобы осязать тебя кожей. Ты коснулась меня на расстоянии. И я твоя, даже если не познакомлюсь с тобой вживую.

Я люблю тебя. Я просто тебя люблю.

Со смыслОМ по Коптеву оврагу

Прогулка, которую нужно выдохнуть, обозначила я для себя, потирая отекшие ноющие ноги. Не то, чтобы я устала, но организм, забывший о нагрузках, отозвался очень резко.

Останавливаюсь между. Основная группа впереди, пара человек сзади. Я замираю, прислушиваюсь к отдаляющемуся постукиванию палок, к плеску воды в полынье слева, карканью редких ворон, ветру. Мгновение, которое выпадает из времени и хватает за хвост вечность. Еще секунда и рядом будет опять разговор и палки об снег, а сейчас — только я и множество звуков тишины.

Прикосновение к зимней природе совсем иное, чем летом. Белая бескрайность покрыта легкой пасмурной дымкой, серо-белые горы упираются в серо-белое небо, размывая границы неба и земли, под ногами стерта граница берега и воды. Где мы идем? Куда? Звуки приглушенно шаркают, ветер красит щеки в красный, глаза ищут контрастных точек… Так проходит полдня. Спуск по оврагу, прогулка по льду, подъем через овраг… Оглядываюсь назад. Где-то там узкой белой полоской проглядывает Волга, и кажется, что она бесконечно далеко от меня, минут 40 назад идущей по ее зимней глади…

Зарисовки Казани

Если бы не было этого кусочка вечерней Казани, я бы сказала, что поездка не удалась. Но он был. 30-секундный дзен, перекрывший всё и вся, позволивший иначе взглянуть на прошедший день, расслабиться и обрадоваться.

Выходим с чадой из шумной столовой. Душно, тесно, толпа… Из плюсов довольно вкусно и очень недорого. На улице стемнело и весьма похолодало. Хочется не в свитер, а в курточку, желательно, теплую. Подходим к фонтану и… Замираем от музыки, льющейся совсем рядом. Скрипка, виолончель, кахон. Я стою и чувствую, как постепенно отпускает нервы, как возвращается дух неторопливости и принятия. И понимания, что дочь, на ногах с 6 утра, к девяти вечера просто не может себя вести хорошо.
***
Утро. Затаскиваю своих разношёрстных в кофейню. Полы в шотландской клетке, бежевые скатерти, попугай около нашего столика. Я откидываюсь на спинку дивана и отпускаю напряжение. Работать фотографом, навигатором, мамой и дочерью непросто. И хочется немного расслабиться.
***
Бескрай татарских полей с воронами, претендующими на урожай. Наша машина медленно плетется по идеальным дорогам, увешанными камерами и ограничениями.
***
Кама. Река, переходящая в реку. Так обозначила я этот отрезок пути, решив дома изучить его на большой карте. Кама. Широчайшая, с горно обрывистым берегом и солнечными искорками вечера на воде.
Оба раза мы едем неправильно. Есть идеальный вариант дороги со средним километражом и хорошим покрытием. Но в Казань навигатор ведет нас самой дальней дорогой, а обратно — кратчайшей и с ямами. Что ж, вероятно, нужно было проделать этот путь таким образом.
***
Мой чадочудный геракл проделал весь путь наравне со взрослыми, у которых к концу дня гудели ноги и голова от впечатлений. Запомнит ли она что-то кроме своей усталости, не знаю. Но привыкшая к такому ритму, я осознала, что это может быть для нее тяжело, только когда все было сделано.
***
Чуда разговаривает с официантами и прохожими, памятниками и кошками. Берет все, что можно взять от поездки в ее возрасте и выплескивает усталость и стресс истериками на каждом шагу. Путешествовать с ребенком тяжело. Еще тяжелее, когда ты путешествуешь без плана, тоже не ориентируясь в пространстве, на ходу решая с десяток вопросов и пытаясь параллельно запечатлеть город не только в объективе, но и в памяти. Возможно, мы справились хуже, чем хотелось. Но поездка состоялась, впечатления запечатлелись. И уроки извлеклись.

В голове пока отрывки, целиком не пишется, хотя есть много что сказать. Придет — обязательно расскажу и по порядку)