Я снова не доверяю словам.

Они растворились в разбитом вчера стакане. Время течет трещинами по чужим лицам. Смахивает метлой в безвестное.

Однажды ты набросишь на меня плащ из серебряных звезд. Окунешь мои ладони в полуиссохший Урал. И покажешь рассветающий рассвет. Лишенный покоя, но наполненный светом. Лишенный однотонности, но наполненный многоточиями цвета.

Ты растворишь новое волшебство в котле и разольешь по новым бокалам.

Я возьму твои ладони и поверю, что ты — существуешь. В мире без слов, но наполненном рассветающими рассветами.

Когда со мной здороваются чужие люди, я пугаюсь.

Особенно, когда они меня узнают. И называют… чужим именем.

Я словно попадаю в чужую оболочку без входных данных.
У меня мои руки, ноги, голова и чужое сердце. Чужие воспоминания.

Чем был наполнен человек, которым назвали меня?
Чем он так волшебен, что его хотят узнавать? Смогу ли я соответствовать ему? Мнению о нем? Или разрушу образ неосторожным движением.

Когда меня узнают чужие люди, я пугаюсь.

А может, где-то, в параллельной вселенной, кто-то узнает меня?

Поговорим?

/тенью соскальзывает в кресло

Я давно собирался.
Ты не понимаешь меня. Думаешь, будто мы должны друг от друга зависеть. Будто мы не части целого, а враги по разную сторону баррикад.

/молчу. Смысл слов теряется в промежутке между

Вот вчера. Ты решила, что я хочу есть. Ты меня спросила? Я хотел воздуха. Заката и тишины. Я хотел прохладных волн по коже и песка между пальцами. .

/молчу. Тяну пуэр и сквозь его пары смотрю будто вижу впервые

А сегодня? Ты видела солнце? Почему ты не остановилась и не впитала удивительное? Когда? Когда ты наконец услышишь меня, а не свои идеи обо мне?

/молчу. Когда тело садится в кресло напротив, лучше помолчать

Эльрин
Нек сине
Обуум
Майрэ, майрэ
Этэ
Рино, даси, эпи
Вей
Ся
Пой
Ся
Бе
Ги
Арун
Эми
Пы
Лай
Кристэ
Кристэ
Сомэ
Ра
Дэ
Ра
Дэ
Эми
Си
Ла
Жиз
Ни
Вте
Бе

Хочешь, я разбужу твой самый страшный страх?

И ты снова будешь просыпаться в ужасе. Потому что ты — никому не нужен. Потому что все — иллюзия и тлен. Ты — плод воображения. Все твои шаги — зря. Вся твоя жизнь — не твоя. Ты зря проговаривал в колодец желаний сокровенное.

Я возьму тебя за руку и приведу в ноябрь. Когда серо, хмуро, промозгло. И так будет всегда. Деревья — умерли. Цветы — уснули. Сам ты — лишь никому не нужная тень, выметенная метлой за околицу чьих-то жизней.

Твое серое лицо не воскреснет.

Но пока ты будешь метаться по четырем несуществующим стенам коробки твоего сознания, за окном начнется капель. Из-под серой мглы проступит первый росток. И осторожный луч скользнет по твоему пропавшему лицу.

Кто-то большой снимет с твоего сердца липкую паутину безысходности. Спалит на костре, выварит в котле, развесит мокрые тряпочки твоих слез. Приведет на берег великой реки и зачерпнет пригоршни воздуха.

Кто-то большой скажет, знаешь, я видел твое сердце и слышал, как ты искал. Не там и не того. Но искал. Я слышал, как ты бился о стены, когда жаждал истины. Я был рядом, но ты закрывал глаза. Я отогревал твое ледяное, но ты снова мчал в холод.

И все-таки ты нужен мне. Отбившийся от жизни и выбросивший сам себя. Упрямый и больной. Выпитый и недопетый.

Я отогрею твое сердце. И ты поверишь однажды, что ты — нужен мне.

И проснется свет.

В бесконечно-солнечном
Между ангелами и небом
Я взмахну крыльями
И улечу к свету
Я начну заново
Разыгрывать прошлое
Год за годом вымарывая
И пиша невозможное
И роняясь кляксами
На tabula rasa
Я начну старое
Бесконечно прекрасное

Тишина моих ладоней.

Нежно-нежно веду по твоему лицу. Рисую узоры. Говорю о бесконечном. Тонкая волшебная ниточка тянется от меня к тебе. Чуть дотрагиваюсь, чтобы не спугнуть.

Пространство лучится. Поет. Танцует. Я замираю. Чувствуешь тепло моих рук? Где-то в глубине сердца они подхватили огненный шар и несут тебе.

Пространство исчезает. Мы — в межвременьи. Тепло ладоней заворачивает нас в солнечный плед.

Мы одни во вселенной. Мы часть вселенной. Мы вселенны.

Молчу с тобой. Огненными ладонями сжимаю кисточки и веду по твоему лицу. Мы идем по звездам. Обнимаемся и бежим навстречу солнечному лучу. Играем в догонялки с ним. Смеемся как дети в раю.

Мы — вселенны. Бесконечны. Волшебны. Мы точки в колыбели Отца. Мы чада, получившие в дар весь мир.

Задерживаю дыхание.

Магия начинается на входе. Вбегать нельзя. Только погружаться. Медленно и неспешно. Растворяясь, словно соль в ароматном котле.

Закрываю глаза.

Нельзя делать шаг вперед слишком быстро. Слишком громко. Слишком во всем.

Замираю на пороге.

Пальцами перебираю воздух. Набираю полную грудь и медленной струйкой отпускаю.

Здравствуй, день.
Здравствуй, солнце.

Ты приходишь и мир сияет.
Ты просыпаешься и мир трепещет. Разливается звуками. Изливается красками.

Ты касаешься моей ледяной щеки и она оживает. Ты касаешься моих стертых рук и они разглаживаются.

Ты метлой выметаешь боль из нутра. Серость из воздуха. Целую тебя, новое утро