Автобус неуютных лиц,
Покрытых скорбью и печалью,
И что-то кажется вначале
Среди велосипедных спиц,
И солнце прыгает по лужам
Мальчишкой марта озорущим,
Сейчас откроется автобус,
И двери выпустят наружу,
На лужи, крашенные светом,
Унылых, серых, неуютных,
Жалеющих, что снова утро,
Но солнца луч пройдет по лицам,
Раскрасит серую угрюмость,
И лица побегут по лужам,
Как будто март, и радость утр

Я налью вина в стакан разбитый
Буду пить его как будто не умею
Соловей поет, ему не больно
В глупой страсти сердце жить не в силе
Ты пройдешь по мостовой ломаясь
На губах усмешка, маска плотно
Соловей поет, ему не больно
Отчего же сердце рвется в небо
Отчего кричит, набравшись яду
Разрывает вены на аорты
Соловей поет, ему не больно
Знает он какие-то секреты
Под вином мир кажется добрее
Мягче руки, говорливей люди
Соловей поет чуть-чуть острее
Он под утро рвет на части души

А в глаза посмотришь — словно спустилась осень
Смеется и задает вопросы
В синь бросается и чего-то просит
Проседью растворяется и ветром уносится
А в душе — весна весною и озорным мальчишкой
Немного вздорная, бегущая по крышам
В неба аромат бросающаяся руками раскинутыми
Такая живая и настоящая, удивленная и удивительная

Избавь иллюзии от розовой себя
Проникнись смыслом падающих лун
Живи как в первый и последний раз
И верь, что самый лучший путь — с тобой и твой

Разберу на цитаты сердце твое
Напишу на облаках
И буду рассматривать в пасмурный день
Это только кажется, так нельзя
Просто непривычно у нормальных людей

А я буду по радуге идти с тобой
Искать единорога
Звезды падающие руками ловить
И загадывать твое и тебя
Даже если ты
Не согласишься по радуге
И пойдешь домой

А я буду летать погожим днем
Купаться в солнце и думать о тебе
Ловить на ресницах серебряный дождь
Гулять по крышам нормальных людей
Искать тебя
Слушать музыку прошлых веков
Ее вечность и твои глаза

Я буду немного странной
Немного другой
Как растрепанная книга
В заметках на полях

Когда свирепствует владычица зима
И кажется все белым, злым и лютым,
Налей стаканчик красного вина
И слушай Грига, завернувшись в плед получше.
Метель лютует люди пятятся назад,
Весь мир замерз и, кажется, леднеет,
А за метелью кружится красавица-весна,
И хочется в нее опять поверить

«Связь установленная единожды — навсегда!»

Вяжутся слова
Деревья
Руки
Связываются мысли эхом наших снов
Дружба — это перевязь разлуки
Это руки, связанные цепью утр
Вяжутся слова, дороги, речи
Города бросают пепел встреч
Дружба — это вязь сплетенных лучших
Вязь, которую не разрубить
Не распутать, не связать по новой
Нити тонкие меж душами сильней
Вяжет мысли, чувства
Вяжут утра
Вязь и утра — скрепы наших дней

Я твой камин
Ты мой камин
Мы души греем у огня другого
Я нить твоя
Ты нить моя
Натянуты над пропастью другого
Ты путь мой
Я твой путь
Идем
По кромке мира чуть шагая
Нас трепет ветер
Солнце рвет
Мы лишь обрывки цвета рая
Моя ладонь — твоя ладонь
Мы отражение вселенной
Когда любви недостает
И вечность кажется вновь бренной

Какое небо!
Взять бы акварель
И рисовать рассыпанные перья,
Эмалево-февралевый апрель
На бледно-голубых осколках неба
И ворох черных точек-птиц на голубом,
Поющих так пронзительно и ярко,
Как будто не февральность за окном,
А хор, рассыпавший все гаммы

Мира нежное касанье
Чуть дотронувшаяся до его земли
Эмоционально-струнная
Живая
Созданная купаться в любви
Выточенная полуоблаком
Тронешь — и воспаришь
Полукасающаяся почвы
Полувоздушный эфир