Август

Август — это серебряный век
Гумилев и Цветаева
Пастернак и Блок
Звезды на ладонях
И сквозь души звук
Это много красок
И прозрачный день
Вечером одеться
Днем на пляж спешить
Август — это время
Между да и нет
Август — это выпить
Рябины на коньяке
И смотреть закаты
И бежать в рассвет
Перебор гитары
На костре шашлык
Август — расстоянье
До звезд и дальше
Лежать на песке
И ловить желанья

Мой девятый вал

Мой корабль упрямо идет на шторм,
Солнечность бухт обошла его стороной,
Слишком хочет дрожать от стихии,
Учиться не рвать паруса,
Ветер в ладонях держать
И лететь, невзирая на бурю.
Мой корабль спешит,
Словно чувствует дыр незалатанных стон.
Просто нужно поймать волну,
Просто нужно успеть прийти

В этом городе слишком мало меня —
Кирпичные стены, каменный дух.
В его воздухе слишком мало огня,
Слишком пронизан льдом его звук.
В этом городе слишком мало людей —
Кто-то рассыпался, кто-то исчез.
В нем остались лишь души из серых камней.
Мне пора бежать на последний экспресс

О, не смотри назад.
Безумность наших дней
Зашкаливает нынче по-иному.
Ты помнишь, бился где-то в клетке соловей,
А нынче он привык и хочет корма

Белое. Очень белое

Твой уютный мирок пахнет цветами
Белыми салфетками
Натертым полом
В нем звучит легкая музыка
А на кресле лежит недовязанный шарф вместо книги
Я сажусь на ступени
Я хожу под твоим окном
Надо мной бездонное небо
Ветер бьет по плечам и зовет с собой
Я бегу от твоих салфеток
Разрываю руками стены
Мои руки привыкли обнимать воздух
Мое тело жаждет свободы
Мои руки тянутся к книгам
Замешанным на опиуме
Пусть так
Я уйду не успев поделиться с тобой кусочком луны
Буду выть и мчаться навстречу
Встряхиваться и возвращаться к тебе
В твой покойный покой
Но мои руки слишком привыкли к свободе

Уйти в пампасы
Целовать небо
А что остается
Был ли ты, не был
А что еще нужно
Кроме свободы
Свободы под кожей
И свободы над кожей
Руки в полете
Лететь без оглядки
То ли ты сокол
То ли ил-20
Вперед и с надежлой
Назад без оглядки
И только небо
Пусть будет ярким
Пусть будет ясным
Без снов и излучин
Раскинуть руки
Идти и помнить

Никто из нас не говорил о вечности
Не шел вперед, не оглядывался назад
Просто обнимали до хруста в конечностях
И прятали глубже страшный страх
Никто из нас не думал о будущем
Прошлое прошло, настоящее смяли
Мы шли по вакууму, сцепившись в одно
Единое целое, пока не разорвали
Никто из нас не говорил о вечности
Слишком страшно было начать
Думать о том, что где-то есть дверца
И в нее однажды придется вступать
Никто из нас не говорил о вечности
Молча целовались прикрыв глаза
Оживали на время, боялись конечности
Не начавшихся отношений и взгляда в себя

Я больше не вернусь, знаешь…
Все эти поезда, самолеты…
Джоконду все равно украли,
Предварительно вывернув душу.
Я устал от неба и сосен,
Перелеты, перескоки…
Мне хочется побыть дома,
Просто побыть дома…
Я больше не вернусь, слышишь?
Дороги — это всегда сложно —
Выбирать, под какой ночевать крышей,
И придумывать оправданий море.
Я устал от собственных сказок,
Сочинять, изворачиваться, самому верить…
Я просто хочу побыть дома,
Просто закрыть двери…

Я повесила трубку мира
И взяла томагавк
Я устала курить бамбук
И пить росу
Я проснулась в чужой пустыне
Где страшный страх
По ночам хватает за пятки
И кличет тоску
Я искала покой и свободу
Но они врозь
И приходится вновь выбирать из двух зол
Я повесила томагавк
И ушла в грозу
Проверять на себе целительность капель
Град
Будет бить по щекам наотмашь пока жива
Ветер волосы растрепет до внутренности костей
Бисер слов будет сыпать дождями, проникая насквозь
И песок ледяной будет застывать на локтях
А гармония мира в пустыне, наверное, видней
В ней бескрайняя тишь и оттенков не счесть
Там, где небо сливается с белой полоской, и пыль
Расточает несказанное в прах
Я повесила трубку мира и взяла томагавк
По пустыне прошла словно лунатик в ночи
На моих руках не остывший песок пустынь
На моих зубах не остывшие ночью слова
Мне бы море
С живительной влагой ручей
Озеро, пруд
Мне бы любой водоем
Я б повесила трубку мира
Не брала томагавк
Пусть все смоет вода
И начнется все вновь

Хьюстон, у нас проблемы, знаешь,
Фонари погасли еще вчера,
Солнце выключат завтра в полночь,
И наверное, скоро вернется зима.
Хьюстон, у нас проблемы, слышишь,
Птицы замолчали неделю назад,
Ветер порывист и беспринципен
И наверное, скоро начнется жуть.
Хьюстон, у нас проблемы, чуешь,
Воздух вчера потерял кислород,
Люди исчезнут, вернутся драконы,
И наверное, выжгут здесь все вокруг.
Хьюстон, у нас проблемы, видишь,
Я научилась сама говорить
Множество слов, потерявших смыслы,
И наверное, лучше на время уйти.
Хьюстон, у нас проблемы, веришь,
Завтрак в постель и на ужин вино,
Море и солнце, вдвоем на свободе,
И наверное, все наконец наяву.