Спас ТВ 2

Даже если бы в моем арсенале были миллиарды слов, я все равно говорила бы фотографией.
Щелчок — история. Кадр — смысл. Серия снимков — рассказ.
Жизнь, внезапная как выстрел, и удивительная как первый день творения.
А мечты сбываются когда перестаешь ждать. Разворачиваются такими ракурсами, о которых и не знал.
Два дня в закулисье телеканала Спас. Это же не мечта даже. Просто подарок.

День первый. Музыкальный

Шоу «Наши любимые песни» — живая музыка в двух шагах от тебя. Обаятельный ведущий, Петр Романов, и бесконечные разговоры о музыке.

Зеркально-мокрая Москва оказывается за дверью. Коридор, поворот и — то самое закулисье. Люди и камеры. Каждый на своем месте как часовой механизм.

Гримерная, аппаратная… Слиться со стенами и не дышать. Кадр за кадром рассказывать историю изнутри.
Словно наблюдаешь за вновь творимой реальностью. Визажисты рисуют лица, на сцене настраивают технику и свет…
Еще несколько минут и все это оживет — ведущий, гости, зрители. Правильный свет и продуманные фразы. Через несколько минут. А пока самое-самое закулисное закулисье.

Эфир непрямой и съемки небыстрые. Успеваешь прожить этой атмосферой сполна. Познакомиться с людьми на сцене и перед сценой. Снять их таких разных и многогранных.

День второй. Незабываемый

Спас — это люди. Много людей, делающих дело, за которое не стыдно. Спас — это открытые души и яркие сердца. Спас — это эмоции. Это каждый на своем месте и в свое время. Это уют стен и особая атмосфера.

День второй — закулисье редакции, экскурсию по которой мне дарит PR-директор канала Татьяна Леоненко. Заглядываю в экраны через спины. Наблюдаю за работой слаженного организма.

Дверь за дверью, пока наконец не оказываюсь лицом к лицу к человеку, который видимо и невидимо создает этот мир.
Знаете, бывают глаза, которые струятся, и люди, с которыми можно просто молчать. Вот это про него. Борис Корчевников. Встреча, которая просто осталась. В сердце.

День второй. Под облаками

Ресторан «Русский» в самой высокой башне Москва-Сити.
«Женщина в церкви». Проект, о котором спорят. Который нравится. Который не нравится. Мимо которого нельзя пройти. Женщины с обложек. Бесконечно разные. Бесконечно удивительные.

***
Даже если бы в моем арсенале были миллиарды слов, я все равно говорила бы фотографией. Я ей и говорю. Щелчок — история. Которую каждый прочитает по-своему…

Спас ТВ 1

Оказаться за кадром.

Фотограф привык. Быть всегда за кадром. Но за кадром настоящей телестудии, настоящего телеканала — впервые.

Москва. Ноги, интуиция, шило в попе — несут в редакцию «Фомы» — знакомиться вживую после многих лет вконтактовской переписки.
Владимир (Гурболиков — зам гл. ред. Фомы) — открытый и интересный, легкий на общение и готовый делиться — знаниями, опытом, событиями.

И вот уже экскурсия по редакции, погружение в ее внутреннюю атмосферу , знакомство с теми, кто обычно предстает строчкой подписей в журнале.
И… этим все могло бы и закончиться, если бы Владимир не сделал мне незабываемый подарок — снять бекстейдж телеканала «Спас».

Вы когда-нибудь мечтали о таком? А я мечтала. И, конечно, не думала, что мечты сбываются так быстро и так полно.

Два дня в студии. Смотреть за профессионалами — непередаваемое удовольствие. А смотреть за ними через объектив, наблюдать, как создаются программы, полюбившиеся многим и многим… Знакомиться с теми, кто привычен на экране, но никак не на расстоянии метра от тебя… Да, эмоции срываются в многоточия.

На киностудии им. Горького, где снимают программы «Спаса», я первым делом оказалась на записи прямого эфира — передача «Новый день» и ее ведущий Александр Яковлев. Прямой эфир — это самое напряженное время, сосредоточенность всей команды, ведь исправить и перезаписать ничего нельзя. Но на фотографиях нет напряженности — привычная, качественная и постоянная работа профессионалов. А гости? Ведь прямой эфир — напряжение и для них? Но погруженные в атмосферу слаженной работы, и они — спокойны и готовы быть на виду здесь и сейчас.

Гостей много. Но запомнился почему-то один — прот. Артемий Владимиров. Да, тот самый неоднозначный в последнее время на полях интернета. И как хорошо было оказаться рядом и разложить по внутренним полочкам все читанное, выбросить все наносное и наконец составить мнение свое.

Нет. Не один запомнился. Просто о другом, запомнившемся, говорить тяжело — комок стоит в горле. Когда отбираю фото, обрабатываю, пересматриваю этот выпуск. Назар. Мальчик со светлыми глазами и диагнозами, от которых шевелятся волосы. С историей лечения болезни за плечами и неизвестностью впереди. Твердо верящий, что исцеление ждет. Нужно только еще чуть-чуть. И светлые глаза с кроткой улыбкой…

День второй. Студия и передача «Завет». И ослик. Живой, настоящий. Не компьютерная графика, а живой ослик в живой студии. И это тоже надо увидеть…

Увидеть каждую секунду съемок и запечатлеть. Не фотоаппаратом — памятью. Сложить в сердце и радоваться сбывающимся мечтам. Людям, которые нас окружают и эти мечты сбывают. И ждать, что новым днем сбудется и придет новое. А может — повторится еще и еще. Ведь фотограф привык — быть за кадром…

Вдохновение

Вдох. Мгновение
Вдохновение
Пауза. Мелодия
Это мы, вроде бы

Дарим другим строчки
С неба спускаем точки
С неба спускаем мысли
О разрозненных событиях

Слышишь, звездная пыль падает
Маленький принц рождается
Чудо вдохновением называется
Через поры души проникает

Эти картины перед глазами становятся текстами
Разрозненными, сплетенными
Корзина эмоций
Ворох разного
Канатом сплетается и вытаскивает души

Мы — вдохновение
Мы — невидимы
Неосязаемы
Необходимы
Мир играет через нас красками
разбрызгивает чернила
Мы появляемся редко, но по сердцу,
трогаем души.
Без вдохновения мир лишен красок
И окон
В небо
В пространство
В вечность

Слышите, колокольчики —
Это наша
Мелодия