Я вновь листаю твои страницы —
Ты книга.
Непрочитанная, с междустрочками,
Бесконечными многоточьями —
Что-то кажется на поверхности,
Что-то ровное, несомненное,
Что-то глубью внезапной подернуто —
Бессловесное, необретенное.
Я читаю твои страницы,
Я ныряю в твои событья.
Ты не слово, не иллюстрация,
Ты роман, переписанный заново,
Переписывать, перекраивать,
По-живому порезать, чтоб набело,
Ты единое многоточие
И забытая кем-то мелодия.
Я читаю твои страницы,
Сколько будет еще открытий,
Сколько будет неочевидностей,
Бесконечностей, безграничностей,
Ты бескрайность полей и рощиц,
Ты родное мое многоточие.
Я читаю себя отражением,
Твои строчки меня переделают

Не в рифму и не в ритм, но добило давеча настолько, что пусть будет так

Православные лица угрюмы и будто немы
В них ни разу не ночевала радость Творца
На каком повороте ужасно убогой судьбы
Мы смогли растерять эту вечную разную радость
Взгляд унылый и мрачный вконец
Будто не было в жизни ни встречи с Христом, ни спасенья
Неужели мы созданы, чтобы убить
Нами встреченных нашим тупым безучастьем
До того мы унылы и мрачны порой
Что любовь испугавшись сбегает от нас без оглядки
Неужели же мы рождены были лишь для того
Чтобы в пепел себя обратить в никуда возвращаясь
Где же радость, любовь, восхищенье и юный задор
Где желание жить, заряжать этой жизнью пространство
Мы однажды поймем, главное было — любить
И не прятать за ширмой огонь, растворяющий чванство

Вьется музыка дымом в ночи
Обволакивая пространство
В ней звучат голоса и стихи
Претендующие на постоянство
Семинотье раскрасив мир
Возрождает за шагом шаг
Говорит языком стихий
Опрокидывает морок и страх
Это скрипка, а может душа
Говорит языком из нот
Не поймешь, не затихнешь пока
Прорывая пространство вперед
Замираешь и слышишь гул
Он из вечности к нам проник
Семинотья гортанность струн
В книгу жизни вносит свой крик

Кем бы ты ни был
Каким бы путем ни шел
Однажды тебе суждено
Встретиться с самим собой
Честно в глаза посмотреть
И разбрасывая застывший страх
Любить, терпеть и нести
Себя самого на руках

Философия раковой клетки
Жить не замечая границ
Вроде и делишься вместе со всеми
А вроде и круче всех
Единственная в своем роде
Вырвавшаяся за границы себя
Готовая жить на свободе
Вместо родного тепла
Самостью окрылённа
Будто одна вместо всех
Разрушаешь свои же стены
Приближая конец и смерть

Хулиганское

Твой ритм увеличивает бег
Вверх, вверх. Вверх
Замереть и медленно шагать
Воздуха в груди
И снова бег
Широко раскрытые глаза
Обнимающие бездну
В них
Отражение тебя
И других
Снова меняется ритм
Кожа зеркальней воды
Ты забываешь дышать
Лишь бесконечна кровать
Шепот безудержных тел
Головы сносит предел
Звездное небо и жар
Бег завершает пожар
Словно с вершины гор
Где только были вдвоем
Голос, прорвавшийся в крик
Молод ты или старик
Любишь, не любишь, хотел
Шел и срывал первоцвет
Первые ноты струил
Первые крики учил
Бездну прорвавшихся глаз
Помнишь ты каждый свой час

Сколько шампанского
Нужно налить в бокал
Чтобы в нем растворился мир
Чтобы сказочная пустота
Стала дыханьем твоим
Чтобы странное стало явь
Старая чернильница
Стала твоим пером
Чтобы ты вправду жил
Не размениваясь ни на что
Сколько нужно тебя оживлять
В зеркалах пряча твою ложь
Сколько нужно тебя убивать
Чтоб поверить, что ты не уйдешь

Сколько хлама в моей душе
Сколько в жизни чужих вещей
Ты опять говоришь живи
Распорядок вручая мне
Эта клетка опять не жизнь
В ней все четко и по часам
Только как мне сказать живи
Не растрачивая себя
Прутья клетки хоть не прочны
Но цепляют сильнее скал
Если мне говорят живи
То зачем мне наручников шквал
Прутья клетки пора порвать
Как же страшно без этих стен
Перемен ветер правит бал
Сносит все на своем пути
Минимальность пустыни страшна
Если выбраться из хламья
Но простор накрывает тебя
Да и крылья готовы вдаль

«Знаешь, как бывает.
Несет лодку.
Страшно всем.
Страшно, но ни за что в жизни не променяешь это «страшно» на штиль.»
Максим Соколов

И пусть буря бьет,
Но страшнее штиль
Пустота и тишь
Ты стоишь, молчишь
Ничего не ждешь
Воли ветра лишь
А потом забыл
Как горел и жил
Как хотел и шел
Как вершинность нес
Штиль укроет все
И тебя и дела
То ли якорь поднять
То ли весла взять
Тишина без дел
Не проходит так
В сети закует
Мороком запрет
Потому бросай
И греби рукой
Уплывай
Пусть штиль
Сам себе живет
Сам себя жует
Ты горе стремись
Сердце в клочья рви
Собирай себя
Буря это ты
Буря это я…

Ты лис,
Ты мчишь,
Твои глаза
Острее ветра
Солнечным днем.
Ты волк —
Огонь.
Ты пламя,
Обжигаешь кончиками шкуры,
Проданной чужими за пятак.
Ты рысь,
Твои уши
Украшают чью-то спальню.
Ты сон
Того, кто хочет пробуждаться.
Ты — ты,
Ненужный в этой оболочке никому