#3

Давай подождем Куда-то.
Сколько можно спешить назад. По переулкам, приводящим в тупики. По горным рекам, не впадающим в моря.

Мишка, возьми свой шарик.
Научи меня возвращаться вперед.
Научи ждать приятностей из ничего.
Научи вставать на паузу, пока вокруг морок и тьма.

Плюшевый Мишка из чужих снов, возьми шарик.
Возьми с собой меня.
Давай улетим в Галилею.
В ней было светло.
В ней было спокойно.
В ней было по-настоящему.

Давай улетим Куда-то.
Давай подождем

#2

Ты сильная!
Сильная.
Ты матерая!
Матерая.
Ты даже не знаешь, что такое сдаваться!
Знаю.

Пойду похороню себя за плинтусом.
Может, не сегодня.
Может, вчера.

Вчера вообще было прекрасно.

Свет сквозь лужи. Время сквозь вечность. Гусеницы становились бабочками… А не это вот все.

Пойду посплю. За плинтусом.

Ты сильная!
Я женщина.
Я хочу обвивать любимого, когда он возвращается из звездных странствий. Я устала ходить по звездам в ожидании прощения философа.
Устала спиной удерживать ветер мироздания.

Ты справишься.
Я справлялась. Десять тысяч лун назад.
Я несла тебя на своих руках и пела колыбельные, сотканные лунной дорожкой. Я укрывала тебя серебряными брызгами звезд. Я верила, что дыры мироздания уврачуются светом любви.

Ты сильная.
Я даже не знаю…

#1

Весь мир — театр и люди в нем вешалки.

Ммм…

Весь мир — люди и театр в нем с вешалкой.

Ммм…

Весь мир театр и люди в нем маски. Надеты на маски, надеты на маски. На маски…

Колесо сансары стремится к нулю. Течение жизни — к бесконечности. Люди — к печенькам…

С каждым днем ты все больше боишься голых лиц. Все с большим ужасом вглядываешься в безмасочность — вдруг под снятой маской не окажется лица? И хватаешь себя за нос, проверяя, жив ли еще. И не чувствуешь рук.

Весь мир убежал, остались вешалки