Лекарство для укушенных смертью

Рукописи не горели. Потертые фолианты, исписанные бисером нот, ждали своего часа.

Пять линек, 7 закорючек и божественные звуки. Говорят, только живая музыка может оживить человека. Только живая музыка может вернуть человеку человечье.

Однажды музыка ушла. На ее место примчались электронный скрежет, хрипы и стоны подземелий, ужасы ржави и смех гортаней. Каждый коснувшийся этих звуков терял свое человеческое.

Настало время найти. Живую мелодию, пропитанную Божественным присутствием, ибо только музыка, живая музыка может вернуть человеку человечье

Любовь после смерти

— Столько лет прошло, моя милая! Столько зим укатилось откосами. А я каждый день думаю. Каждой ночью мечтаю встретиться. Без тебя мир — стена тоскливая, да плита, под грудь в землю вдавливающая. Девочка моя синяя, как же мы с тобою не встретились.

— Столько лет прошло, ясный сокол мой. Мир вокруг — стены склепные. Тело — кости, насквозь прогнившие. Ясный сокол мой, как не встретились.

— Тело бренное чувства чувствует, как же мне тебя обнять настоящую?

— Между мной и тобой расстояние — не пробить нам его, не выкопать.

Так поют по ночам влюбленные, за могильной плитою спрятанные, ясный сокол и красна девица. Познакомились они в день прощания. Засыпал мир их землей сырою, слезы лил над свежими могилами. А они знакомились где-то в вечности. И жалели, что раньше не встретились

Кодекс начинающего берсерка

Сын мой, тебе мой завет — продолжать дело всей моей жизни.
Смелым берсерком ты станешь и будешь защитником многих,
Жертвы из лап вырывая у смерти, открывшей охоту,
Будешь сражаться, спасая невинных, желающих выжить,
Будешь стрелой, правосудием, мудрым и верным.
Прежде же выслушай правила, крепко храни их.
Если придется тебе выбирать между жизнью и смертью,
Жизни протягивай руку, уподобляясь бессмертным,
Если придется нести на плечах груз сомнений,
Оземь бросай все, что сердце напрасно смутило.
Помни, задача твоя — быть спасителем тысячи жизней —
Жизни не терпят раздумий, коль их убивают.
Сын, охраняй все живое, выращивай зоркое сердце,
Сердце поймет, где скрывается нежить и мерзость,
Слушай себя, не помогут ни карты, ни компас, лишь светом
Сможешь пронизать пространство, спасая зовущих на помощь

…—…

Потеряна глагольность форм.
И мир рассыпан и увечен,
Бездейственен, но опредмечен,
Не назван, не очелевечен,
Но ожиданьем озарен

йй:йй

йй:йй Время на часах исчезло — «отличное начало конца света», — решила умная я и зажгла свечи. Чай, сыр. Что еще нужно, чтобы радостно встретить грядущее?

йй:й1 — А нет, идет, только ритм поменяло. А еще странные тени за окном…

1й:йй Так, чай на месте — в животе. Сыр тоже. Музыка… Музыка в пространстве. Время в алфавите, значит часы не пригодятся. А вот фотоаппарат…Фотографировать тени? Играть черно-белым среди наступающей ночи? Или там будет свет? Что ждет за дверью в открывающийся конец?

4й:й2 Пространство тоже исчезло. За дверью. Остается музыка. Книги. Вечность. Здравствуй, неизвестное