Мы очень любим сравнивать себя с младшим сыном. Вот мы сейчас вернемся и отец бросится на шею. И все покроет любовью. А мы — раскаянные и дома. 

Но мы так часто старшие. Которые любовь не приняли. Хлопнули дверью и ушли. А вот хватит ли нас, чтобы вернуться? Или чтобы принять кого-то, предваряющего нас в Доме? 

Вместо духовности брожение по годовому кругу. Вместо молитвы механические ах. Вместо жизни сетевые подмостки